1945 год и "богословие победы" в Московской патриархии

Written by Vladimir Moss

Д-р Владимир Мосс. 1945 год и "богословие победы" в Московской патриархии.
Хорошо известно, что до сего дня Московская патриархия защищала мировой коммунизм, оправдывая самые страшные злодеяния советского правительства – даже те, которые не имели прецедентов в мировой истории. Этот процесс начался с просоветской "декларации" митрополита, позднее патриарха Сергия в 1927 г., и продолжился под руководством патриарха Алексия в течение и после Второй Мировой Войны. В 60-х годах при митрополите Никодиме Ленинградском появилось "богословие мира", весьма сходное с "теологией освобождения" католических марксистов в Центральной и Южной Америке. Этот "завет коммунистического христианства" оказался на некоторое время забыт после падения СССР в 1991 г., но к концу 90-х возникла новая "религия победы" - прославление победы Советского Союза в 1945 г. как победы добра над злом, сравнимой с победой Христа над дьяволом при Воскресении. В 2010 г., для того, чтобы увенчать это поистине ужасающее представление величайшего зла как величайшего добра, новый патриарх, Кирилл (Гундяев) представил гибель миллионов советских людей во Второй Мировой Войне как "очищающую жертву" Богу за грехи Русского народа…[1]
Рассмотрим кратко, как это "богословие победы" выросло из "богословия мира" 60-х гг.
Так называемое движение "за мир" возникло как политическая реакция на основание НАТО в 1949 г. НАТО было создана с целью защитить Европу от советской агрессии. Но с точки зрения марскизма-ленинизма НАТО представляла собой угрозу миру.
В соответствии с этой линией Московская патриархия организовала серию экуменических конференций в "защиту мира", в которых участвовали не только представители христианских конфессий, но также индуисты, буддисты, мусульмане, синтоисты и сикхи. Поскольку религиозные "борцы за мир" поклонялись совершенно разным богам или (в случае буддизма) никаким богам вообще, то на этих конференциях не могло быть и речи о христианском понимании мира. Таким образом, никто не упоминал о том, что истинный мир на земле возможен лишь благодаря миру с Богом, который приобретается через веру в искупительную жертву Христа, Который "есть наш мир" (Ефес. 2, 14) и через постоянную борьбу со злом во всех его формах, включая атеизм и коммунизм.
Более того, как пишет Курочкин, "на страницах церковной прессы и в речах перед верующими близость и сходство коммунистических и христианских общественных и моральных идеалов утверждались чаще и чаще". Так культ Сталина трансформировался в культ коммунизма. "Патриархийная церковь, победившая обновленцев, была вынуждена принять наследство побежденных не только в области политической переориентации, но и в сфере идеологической реконструкции" [2].
"Завет коммунистического христианства" появился в патриархийном послании "в связи с Великой Октябрьской Социалистической революцией", которая будто бы "превратила в реальность мечты многих поколений людей. Она сделала все природные богатства и средства производства достоянием народа. Она изменила саму сущность человеческих отношений, сделав всех наших граждан равными и уничтожив любую возможность вражды между людьми разных рас и национальностей…" [3]
Утверждение, что революция "изменила саму сущность человеческих отношений" к лучшему, равносильно отречению от христианской веры и исповедованию веры в Антихриста. Этот аспект отступничества Московской патриархии часто забывается. И, конечно, после падения советской власти, Московская патриархия предпочитала не упоминать о былом энтузиазме вокруг антихристианского коммунизма. Но, если говорить правду, иерархи МП перестали быть не только православными в любом разумном смысле, но даже христианами в то время… 
"Так называемое богословие мира, - писал протоиерей Георгий Граббе, - есть в сущности хилиастическая проповедь Царствия Божия на земле с помощью насаждения коммунистического социализма…
Мир, о котором хлопочет Московская Патриархия, — не духовный мир, а политический и при этом ложный, ибо т. н. богословие мира связано с обманной пропагандой Советов. Стараясь вторить коммунистической пропаганде, Патриархия невольно впадает в проповедь некоего хилиазма, т. е. достижения золотого века и общего мира человеческими средствами политического характера. Если Спаситель сказал: "ищите прежде Царствия Божия, и сия вся приложится вам", то Московская Патриархия ставит вопрос в обратном порядке: Царствие Божие должно достигаться через внешние средства коммунистического социального порядка.
Поэтому в 1963 г. Митр. Никодим в докладе "Мир и свобода" на местной конференции мирного движения в Голландии звал к сближению Церкви с мiром сим. "С ранних времен, — говорил он, — апологеты незыблемости несправедливых социальных отношений начали склонять мысли христиан к полному отчуждению от мiра с целью отвлечь их от жгучих социальных проблем, от борьбы за переустройство общества на началах справедливости. Под длительным влиянием такой псевдо- христианской проповеди воспитывались и вырастали целые поколения узких фанатиков с изуродованными представлениями о христианстве" (Ж. М. П., 19б3, № 1, стр. 40).
От кого отрекается в этих словах Митр. Никодим? Он отрекается от святоотеческого и аскетического прошлого, он старается перевести Церковь от устремлений к небу на путь земных социальных задач. Его Царствие Божие на земле — это коммунистический строй.
Ему вторит проф. прот. В. М. Боровой, который высказался еще ярче: "Систематическое богословие и исторические церкви никогда не были на стороне революции по той простой причине, что они были пленницами космоцентрического понимания реальности, пленницами статического понимания раз навсегда утвержденного порядка на земле. Только в последние десятилетия, когда в философском, научном и богословском мышлении произошли глубокие изменения, своего рода революции, в результате антропоцентрического взгляда на космос, эволюционной концепции универса и нового переосмысливания всей истории человечества, — только после этого появилась возможность разработки богословия развития и революции" (Ж. М. П.,1966, № 9, стр. 78).
В этом своем апостасийном направлении Московская Патриархия уже теряет самое Христианство, заменяя его религией мiра сего. Вопреки слову Спасителя (Мф. 6, 24), она пробует компромиссно служить двум господам и, в соответствии с предупреждением Спасителя, пришла к тому, что христианству нерадит, а безбожному коммунизму усердствует" [4].
Марсксизм-ленинизм вышел из моды с падением Советского Союза в 1991 г. Но коммунистический дух никогда не умирал и в конце эры либерализма 90-х гг. он возродился в виде "национал-большевизма", крайней националистической формы старого коммунизма с некоторой "православной" добавкой, но без марсизма. Эта новая форма старой идеологии стремиться оправдать все беспрецедентные преступления советского прошлого и отвергла покаяние за грехи как предательство нации.
Наиболее ярко это выразилось в статье, озаглавленной "Религия Победы", в которой российский религиозно-политический блок, "За Победу", представил свою программу. Победа СССР над нацистской Германией в 1945, ее кровь была рассмотрена блоком как имеющая "мистический, священный смысл", став "главным символом русской исторической совести". Политические и экономические аспекты предвыборной программы блока являлись коммунистическими; но ее националистические и религиозные моменты были еще более подчеркнуты. Ельцин и его соратники были обвинены в "предательстве 45-го" и "истинно-гениальных" достижений послевоенного советизма. "Однако, - пишет Валентин Чикин, - врагу не удалось истребить нашу Победу. Победа является той духовной силой, что поможет нам возродиться. От Победы, как от плодоносящего дерева, пойдут новые побеги: взойдут обильные хлеба, возникнут новые технологии, вырастут научные школы, окрепнет оборона, обретется миросозерцание. Новая всенародная общность подтвердит Победу 45-го и в XXI веке.
Не забудем: в сороковые годы произошло удивительное слияние русских эпох. Языческой, с князем Святославом, отбившим хазар. Православной, в которой действовали великие русские полководцы и святые — Александр Невский и Дмитрий Донской. Монархической с Петром, Суворовым, Кутузовым. В дыму сражений Отечественной войны они сочетались с блистательными "красными" Жуковым, Василевским, Рокоссовским, о чем так ясно и громко возвестил с Мавзолея Иосиф Сталин…
Только блок "За Победу!" имеет право претендовать на общенародную широту. Идеология блока "За Победу!" — это и есть долгожданная национальная идея, за которой наши горе-демократы ходили в Америку. Победа — это и есть то священное слово, которое переполняет русское сердце гордостью и свободой".
Александр Проханов продолжил тему: "Победа — не просто национальная идея. Победа — это вероучение, особое религиозное умонастроение русских. Под куполом Победы найдет себе место и православный, и мусульманин, и атеист, и страстно верующий человек. Конечно, для того чтобы раскрыть это вероучение, нужны свои провозвестники, такие как Иоанн Богослов. Необходимы свои строители и организаторы. В создании этой религиозной философии есть место художникам и ваятелям, социологам и политологам, историкам и политикам.
Еще предстоит выстроить это великое русское вероучение — Победа! В нем веками ожидаемое чудо, которое от волхвов передавалось из уст в уста, из Киевской Руси в Московское княжество, из империи царей в красную империю вождей. Это упование на вселенское добро, на вселенскую любовь. Понимание того, что миром правят не слепые силы материи, а Справедливость, Божественная правда…" [5]
Православные авторы бросились поддерживать эту идеологию. Возникли движения за канонизацию таких "сильных лидеров" как Иван Грозный и Распутин. Появились "иконы" Сталина и Путина. И, что является наиболее ужасным и кощунственным, годовщина советской победы 9 мая 1945 г. представлялась некоторыми как "праздник праздников", сравнимый с Пасхой – и даже как сама Пасха! Так, в статье на патриархийном веб-сайте мы читаем:
""Безбожный" СССР, смертию смерть поправ, воскресил и спас мир. Только потому, что "божные" и "безбожные" солдаты миллионами умирали, живём сегодня мы и живо всё мировое население, всё человечество. И не будет никаким преувеличением считать, что та страшная и Великая война и Великая Победа в той Великой войне стала первым социологически-масштабным мировоскресением, воспроизведением народами СССР подвига Христа. Этот факт требует всеобщего осмысления и некалендарного отношения к праздникам, поскольку в основе любого праздника всегда лежит событие, а не дата. 9 мая 1945 года стало самым убедительным свидетельством того, что две тысячи лет назад Христос воскрес. Поэтому наша Великая Победа – это праздник праздников, это Пасха" [6].
Бывший кумир либералов РПЦЗ, о. Димитрий Дудко писал: "Теперь вот настало время реабилитировать Сталина. Впрочем, не его только, но само понятие государственности. Сегодня мы сами воочию можем увидеть, какое преступление есть безгосударственность и какое благо - государственность! Как не кричат, что в советское время много погибло в лагерях, но сколько гибнет сейчас без суда и следствия, безнаказанно, безвестно, ни в какое сравнение не идет та гибель. Весь ограбленный и обманутый народ теперь вздыхает: был бы Сталин, не было б такой разрухи.
Сталин с внешней стороны атеист, но на самом деле он верующий человек, это можно было бы показать на фактах, если бы не рамки нашей статьи. Не случайно в Русской православной Церкви ему пропели, когда он умер, даже вечную память… Но самое главное все-таки, что Сталин по-отечески заботился о России. И поэтому Сталин, по крайней мере для меня, законным образом стоит рядом с Суворовым…" [7]
"Церковный сталинизм" в Московской патриархии даже сейчас, когда она оказалась свободной от советского давления, стал наиболее страшным знаком отсутствия покаяния. В 2010 г. эта нераскаянность стала официальной идеологией Московской патриархии. Ее новый лидер, патриарх Кирилл, заявил, что "мы должны проникнуться специальным пониманием очистительного значения Великой Отечественной Войны – и это религиозное понимание".
Кирилл обвиняет тех историков, которые считают, что зло на советской стороне было не меньшим, чем на стороне нацистов: с их "примитивным и греховным анализом", как говорит он, они не видят "Божественной перспективы". Согласно патриарху, Россия духовно возродилась в 1945 г. благодаря пролитой крови миллионов советских граждан, погибших на войне. Поэтому мы должны торжественно отмечать 9 мая как церковный праздник [8].
Рассмотрим то, что в действительности произошло на войне, и в период до и после нее.
Время с 1917 по 1941 гг. было наиболее безжалостным, массовым, кровавым и разрушительным гонением на Православную Церковь в течение всей ее истории. Укажем только на ужасающую статистику: согласно российским правительственным источникам, только в 1937 г. было арестовано 136,900 священников, из которых 106,800 были убиты [9]. Вместе с уничтожением собственных граждан в беспрецедентных масштабах, Советский Союз подписал пакт с нацистской Германией и с ее "благословения" присоединил к своей территории часть Польши и прибалтийские государства.
Нацистское нападение в День всех святых, в земле Российской просиявших, освободило западную Россию от советского гнета и было встречено с нескрываемым энтузиазмом большинством жителей. Были распущены колхозы, открыты церкви, крещены множество людей. Восстановилась законная церковная иерархия в форме Автономных Православных Церквей Украины и Белоруссии.
Однако, для тех, кто оставался на советской территории, события развивались по-другому. Преследования христиан, особенно катакомбников, отказывавшихся признавать советскую власть и воевать за "достижения Октября", не прекращались. Многие были убиты за отказ служить в Красной Армии, тысячи отправлены в лагеря.
Более того, несмотря на все попытки советских пропагандистов представить войну как "Великую Отечественную", никакого возрождения русского патриотизма не произошло. Как пишет Антон Кузнецов, "с самого начала большевики показали себя как антирусская власть, для которой не существует понятий Родина, Отечество, честь и долг; у которой святыни русского народа вызывают ненависть; которая слово Россия заменила словом Интернационал, а русский национальный флаг – красным знаменем; которая и по своему национальному составу была, очевидно, нерусской: в ней преобладали евреи (составлявшие громадный %, первое время казалось, что речь идет о чисто "жидовской власти") и инородцы.
За 24 года своего владычества большевицкая ("советская") власть добилась огромных успехов в деле уничтожения исторической России. Были последовательно истреблены все сословия: дворянство, купечество, крестьянство, духовенство, образованный слой (в том числе поголовно русское офицерство) и разрушены все государственные институты прежней России: армия, полиция, суд, местное самоуправление, благотворительные учреждения и т.д. Проводилось систематическое уничтожение русской культуры – взрывались церкви, разграблялись музеи, переименовывались города и улицы, вытравливались русские семейные и бытовые традиции, ликвидировались русские наука и школа, была зачеркнута и оплевана вся русская история. Вместо уничтоженного русского создавалось красное и советское, начиная от Красной армии и красной профессуры и кончая советской орфографией и советским спортом. Наше земное Отечество – Россия была фактически уничтожена, её террором превращали и превратили в Совдепию, которая была полным отрицанием России, анти-Россией. Русский человек не имеет права забывать, что последовательное отрицание русской государственности – это то, на чем стоял и чем подчеркнуто хвалился советский режим.
Называться национальной властью такой режим не имеет никакого права. Он должен быть определен как антинациональная оккупационная власть, свержение которой каждый честный патриот может только приветствовать.
…Антинациональная и антинародная сущность Красной (Советской) армии ясна каждому, кто более или менее близко с этой армией соприкоснулся.
Но и всякий русский, сохранивший национальную память, согласится, что Рабоче-Крестьянская Красная Армия (РККА) никогда не являлась ни продолжателем традиций, ни правовым преемником Русской Императорской Армии (таковым была и остается до сегодняшнего дня армия Белая). Красная армия была создана большевиками вместо уничтоженной ими Русской Армии, причем создатели, руководители и костяк личного состава этой армии были либо открытыми предателями Родины, либо изменниками присяге и дезертирами из Армии Русской. Эта армия в Гражданскую войну обезчестила себя мародерством, убийствами наших русских офицеров и генералов и неслыханными насилиями над русским народом. При своем создании она пополнялась преступным сбродом, деревенскими босяками, красногвардейцами, матросней, а также китайцами, мадьярами, латышами и другими "интернационалистами". В "комсоставе" Красной армии коммунисты составляли: в 1920 – 10,5 %; в 1925 – 40,8 %, в 1930 – 52 %, а с конца 30-х годов коммунистами или комсомольцами были заняты все командные должности. Эта армия была пропитана доносчиками НКВД и политруками, её судьбами вершили комиссары, большинство которых было евреями; она представляла собой не национальную Армию, а партийное войско ВКП(б)-КПСС. Лозунг этой армии был не "За Веру, Царя и Отечество!", а "Даешь Интернационал!"
Эта армия изначально создавалась не для защиты, а для порабощения нашего Отечества и превращения его в "плацдарм мiровой революции", с которого она должна была вести наступательную войну за распространения богоборческого коммунизма по всему мiру…
Но конечно самый страшный удар по этому мифу наносит Русское Освободительное Движение Второй Мiровой войны, называемое у советских патриотов "власовским". Уже сам тот факт, что в составе германского Вермахта служило в разное время около 1 000 000 (одного миллиона!) советских граждан, должен пресекать все разговоры о "великой отечественной" войне, ибо действительно: где, когда, во время какой Отечественной войны люди в таком количестве добровольно переходят на сторону противника и воюют в его рядах? Совпатриоты не находят ничего более умного как объявить этих людей врожденными изменниками, шкурниками и трусами. Это – откровенная ложь, но даже если бы она и была правдой, то остается совершенно непонятным, почему же раньше за всю свою историю Россия не знала такого массового "предательства" и такой масштабной "измены". Сколько войн провела Россия, и никогда у нас не было столько изменников, перебежчиков и "шкурников", но вот стоило только начаться "отечественной" войне и притом не простой, а "великой", как сотни тысяч людей с оружием в руках перешли на сторону врага. Причем в РОА люди записывались даже в 1945 г., когда крах гитлеровской Германии стал очевиден, а победа Сталина неотвратима". [10]
Когда большевики отступали в 1941 г., "НКВД выполняла программу ликвидации всех заключенных, сидевших в ее застенках. В большой Лукьяновской тюрьме в Киеве тысячи были расстреляны в своих камерах. Но в Ставрополе они еще успели вывезти "контрреволюционеров", включая старых священников и монахов, за город. "Спецэшелон" заключённых из областного города Ставрополя прибыл на линию Москва-Кисловодск. На станции Машук, место дуэли М. Ю. Лермонтова, вагоны отцепили и подали в тупик, в Каменоломню. Священникам и монахам связали руки и завязали глаза. По пятеркам их подвели к глубокому отвесному обрыву, образующему огромный котлован каменоломни и, при содействии солдат, они полетели с большой высоты вниз. Затем крюками оттаскивали бездыханных и укладывали рядами все следующие пятерки. Потом забрасывали землею, щебнем и песком и пускали лёгкий трактор уровнять для следующего вагона…" [11]
Немцев встречали с большой радостью. Александр Солженицын пишет: "Литва, Латвия и Эстония устроили немцам торжественную встречу. Белоруссия, Западная Украина и первые оккупированные русские территории последовали их примеру. Но наиболее наглядно расположение народного духа было продемонстрировано Красной Армией: на глазах у всего мiра она отступала на протяжении всего 2000-километрового фронта, пешком, но с такой же скоростью, как моторизованные соединения. Ничто не может быть убедительнее того, как эти люди, солдаты в лице своих лучших представи- телей, проголосовали своими ногами. Численное превосходство было целиком на стороне Красной Армии, у нее была превосходная артиллерия и сильные танковые части, которые, правда, катились назад, — ни с чем не сравнимое поражение, беспрецедентное в анналах российской и мiровой истории. В первые несколько месяцев около трех миллионов офицеров и солдат сдалось в руки врага!
То есть, народное настроение было сходным — настроение тех народов, из которых некоторые пережили двадцать четыре года коммунизма и тех, которые только один год. Для них весь смысл этой последней войны был в том, чтобы сбросить иго коммунизма. Вполне естественно, что каждый народ прежде всего интересовало не решение каких-либо европейских проблем, а его собственная национальная задача — освобождение от коммунизма" [12].
"В годы войны, - пишет Анатолий Красиков, - с согласия германских оккупационных властей было открыто 7547 православных церквей (против 1270 открытых в 1944-1947 с разрешения Совета по делам Русской Православной Церкви)" [13]. Даже в полностью советизированных регионах, таких как Псков или восточная Украина, 95% населения, согласно немецким источникам, хлынуло в открытые храмы.
Однако, немецкая глупость и расовая ненависть по отношению к славянам привели к тому, что к окончанию войны многие русские были рады уходу германских войск. К тому же нацизм и советизм были близки по своему духу и идеологии как две ветви одной антихристианской революции. Так что война между ними не была ни в коем случае войной добра и зла, даже в относительном смысле, но скорее войной между двумя демоническими режимами.
И больший демон выиграл… По мере продвижения Красной армии на запад в последние месяцы войны начался один из самых величайших исходов в человеческой истории. Миллионы людей разных национальностей бежали от апокалиптического зверя – в особенности русские, которые точно знали, к чему приведет возвращение советской власти. Среди них были вся иерархия Белорусской и Украинской Автономных Церквей вместе со многими будущими светильниками Русской Зарубежной Церкви, такими, как митрополит Виталий, архиепископы Виталий и Аверкий, Леонтий Чилийский и Андрей Роклендский...
Поведение солдат Красной Армии на немецких землях было невероятно жестоким. Оно извинялось советскими пропагандистами тем, что для солдат было естественно мстить немцам за их преступления в России. Но такой аргумент может иметь значение для язычников или коммунистов, но не для христиан, тем более православных.
Наиболее пострадавшей частью немецкого населения оказались женщины. Согласно Ричарду Эвансу, почетному профессору современной истории Кембриджского университета, "женщины и девочки подвергались постоянному насилию… Насилие часто сопровождалось пыткой и издевательством и заканчивалось убийством. Часто, особенно в Берлине, женщин насиловали в присутствии мужчин-немцев, для того, чтобы подчеркнуть глумление. Мужчин обычно убивали, так как они пытались помешать насилию. В Восточной Пруссии, Померании и Силезии было изнасиловано около 1,400,000 женщин. Насилие было скорее нормой, чем исключением. Согласно оценкам двух крупнейших берлинских больниц, по меньшей мере около 100,000 женщин было изнасиловано в немецкой столице. Многие заболели венерическими заболеваниями. Большое число позднее сделали аборты, или, если родили, оставили детей в больнице. Насилие продолжалось много недель, даже после формального окончания войны…" [14]
Таким образом, если верить патриарху Кириллу, доблестные христианские солдаты Красной Армии, "искупили грехи русских людей"! Таким образом Сталин "смертию смерть попрал"! Таким образом Христос был прославлен в новой пасхе!
Но нет: результатами войны стало непоправимое зло для всех людей, которые попали в сферу советского господства – и даже для тех, кто оказался за ее пределами, так как Сталин вынудил союзников насильственно выдать миллионы русских в соответствии с ялтинскими соглашениями.
"С 1945 по 1947 гг. 2,272,000 людей были переданы союзниками в СССР. Из них более 600,000 служили в "восточных силах" германской армии. Около 200,000 смогли остаться на Западе" [15]. Однако, как пишет Виталий Шумило, "более чем 6,000,000 "восточных рабочих" (остов), беженцев и эмигрантов были насильственно репатриированы в СССР до 1948 г. Большинство из них оказались в стенах сталинского НКВД" [16].
Самую большую категории тех, кто был насильно репатриирован, составляли те, кто воевал в Красной Армии. Уже в течение войны властями было казнено 157,000 красноармейцев (эквивалент 50 девизий) и почти миллион арестовано [17]. Потом настал черед тех, кто провел войну в нацистских лагерях или просто, увидя благосостояние на Западе, узнал о лживости советской пропаганды. Протоиерей Михаил Ардов пишет: "я прекрасно помню послевоенные годы, как в 45-м, 46-м году Москва была буквально наводнена калеками, безрукими, безногими солдатами, которые пришли с войны, и вдруг они все исчезли. Я только потом узнал, что их всех, чтобы они вид столицы не портили, схватили и отправили помирать на остров Валаам.
Там не было монастыря, вот они там, можно себе представить, в каких условиях доживали свой век. Они нищенствовали, побирались, - вот, чтоб ничего этого в столице не было, так с ними обошлись. Это я хорошо запомнил. Кроме того, как мы знаем, по вине, в общем-то, самого Сталина, его военачальников, огромное количество советских людей попало в плен. И государство от них сразу отреклось, их сразу объявили изменниками. А впоследствии, когда они по тем или иным причинам возвращались в нашу страну, их немедленно – по большей части – просто сажали в сталинские лагеря. Вот так они относились к ветеранам…" [18]
В 1945 г. специально подобранных епископов из наиболее малодушных заставили выбрать Алексия (Симанского) как патриарха и согласиться с беспрецедентным контролем государства над Церковью. Виталий Шумило пишет: "Внешний результат Московского собора 1945 г. был благоприятным для советского режима, фактически, благодаря тому, что участие в нем восточных патриархов давало "легитимность" и "каноничность" для вдохновленных Сталиным выборов. Это ввело в заблужление не только часть православной иерархии заграницей, но и многих истинно-православных пастырей в СССР, которые наивно не подозревали, что это могло произойти с каноническими нарушениями" [19].
Решения собора имели прямые и крайне неприятные последствия для тех православных христиан, которые остались верными Христу. Как пишет профессор Иван Андреев, бывший членом Катакомбной Церкви до войны, "подпольная или Катакомбная Церковь в Советской России подверглась тяжелейшим преследованиям после 4 февраля 1945 г., когда произошла интронизации советского патриарха Алексия. Те, кто не признал его, были приговорены к новым срокам заключения и через некоторое время убиты. Те, кто признал его, часто получали освобождение до окончания срока и назначения… Все тайные священники, обнаруженные в советской зоне в Германии были убиты" [20]. Этот факт, как пишет М.В. Шкаровский, "частично подтвержден документами из архивов тайной полиции. В 1944-45 гг. в лагерях была сфабрикована целая серия дел о контрреволюционных организациях. Многие клирики были приговорены в увеличению сроков заключения или расстреляны" [21].
Другим последствием сталинского "искупления" было подчинение Румынской, Болгарской и Сербской Православных Церквей КГБ и ее "филиалам", в результате чего были убиты многие епископы и священники, в то время как другие стали марионетками коллективного Антихриста. Затем началась коммунизация населения Восточной Европы: и если материальное и духовное разрушение в этих странах не сравнимо с тем, которое было в Советском Союзе, то лишь потому, что они были под коммунистическим гнетом меньшее время и уже в основном после смерти Сталина.
На Западе коммунистические партии Франции и Италии получили "путевку в жизнь" благодаря победе "дяди Джо" и щедрые субсидии (ценой, конечно, голодающих русских людей), так что лишь присутствие американских войск и еще большие субсидии плана Маршалла спасли Западную Европу от советского ига. Когда опустился железный занавес, полчища "сталинских ангелов" распространились по всему миру, сея "мир и добрую волю для всех людей" – за исключением христиан, капиталистов и всех, кто не был захвачен антихристианскими убеждениями марксизма.
Их величайшой победой стал 1949 г., когда самую населенную страну мира – Китай – захватил коммунизм. Четвертая часть суши, от Берлина до Пекина, оказалась под коммунистическим владычеством. Невольно приходят на ум слова пророка: "И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя `смерть'; и ад следовал за ним; и дана ему власть над четвертою частью земли - умерщвлять мечом и голодом, и мором и зверями земными". (Откр. 6, 8)
Для падшего человечества характерно понимать все в сугубо физическом и внешнем смысле, в понятиях человеческой жизни и смерти, завоеванных или потерянных земель, захваченного или разрушенного имущества… Но христиане должны судить не по наружности (Иоан. 7, 24), но по внутренней сущности. Христианство есть религия Духа, невидимого и нематериального, который проявляет себя в видимом и материальном.
Сергианское "богословие победы" утверждает грубо чувственное, богохульное и еретическое понимание искупления и основ христианской морали. Это понимание искупления через Сталина в сущности равносильно иудаистскому пониманию искупления благодаря лже-мессию: национально-политическое освобождение от внешних врагов путем войны и кровопролития. Хотя патриарх Кирилл может говорить о победе 1945 г. как искупившей грехи русских людей, на деле это является лишь прикрытием для нерелигиозных или даже антирелигиозных целей.
Христос отверг мечты иудеев об освобождении от римского владычества, и за это Он был распят. Искупление от греха, смерти и дьявола было совершено Им через добровольное принятие страданий и унижения без всякой ненависти, гордости или чувства мести – т.е., совсем иными средствами, нежели это было в иудейской и советско-германской войне. С внешней точки зрения, Христос потерпел полное поражение, Он был погребен в склепе, а его ученики бежали в страхе и растерянности. Его смерть на Кресте не изменила ничего в политическом смысле. Но внутри Его собственной Души и Тела, в глубинах ада и в душах и телах тех, кто последует за Ним в истине, грех был искуплен, смерть побеждена, а Сатана сокрушен благодаря Победе, более грандиозной, чем любая политическая или национальная победа.
Святой апостол Павел пишет: "Не будь побежден злом, но побеждай зло добром" (Рим. 12, 21). Однако, солдаты Красной Армии в 1945 г., победившие нацизм в физическом смысле, были побеждены им морально и духовно. Они впитали все зло своих противников, их гордость, похоть, расовую ненависть. И после войны, в то время как немцы, униженные поражением, покаялись и добились "преодоления прошлого", советские люди, гордые победой, приумножили свои беззакония и нераскаянность. И сегодня у власти в России находится режим, напоминающий одновременно нацистский и советский. Этот режим обижен на свое поражение в холодной войне так же, как и Германия на поражение в 1 Мировой Войне, и он восстанавливает свои военные силы так же, как делал Гитлер в 30-х гг. Как пишет Эдвард Лукас, "бездумный национализм, прославление г-на Путина массовыми моложежными движениями, такими, как "Наши", заставило некоторых назвать их "Путинюгенд", вспомнив "Гитлерюгенд" в нацистской Германии" [22].
Материальное зло может быть побеждено материальными средствами, но духовное зло можно преодолеть только духовными средствами. И советизм, и нацизм – эти два демона - являются несомненным злом. Как предсказывал старец Аристоклий Афонский в 1911 г.: "Зло на короткое время возобладает в России, и повсюду, где это зло пройдет, потекут реки крови. Это не есть русская душа, а нарост на русской душе. Это не идеология, не философия, а дыхание ада".
Такое духовное зло можно победить только добром, святостью. Таков был завет Царя-Мученика Николая, в его последнем слове к миру, как передано его дочерью, мученицей великой княгиней Ольгой Николаевной: "Отец просит передать всем тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за него, так как он всех простил и за всех молится, чтобы не мстили за себя, чтобы помнили: что то зло, которое сейчас в мире, будет сильнее, но что не зло победит добро, а только любовь…" И почитание Царя-Мученика в России сегодня вселяет надежду, что не все потеряно, что добро может одолеть зло здесь.
Но Московский Патриархат не усвоил завета Царя-Мученика. Как Геббельс для Гитлера, так и патриарх Кирилл для Путина разжигает мстительность, "победобесие", "победный демонизм". Не желая признать того, что победа 1945 г. стала фактически духовной катастрофой, когда Сталин покорил Россию и Восточную Европу Сатане, Кирилл говорит вместе с шекспировским Макбетом: "Зло, будь мне добром!"
Мы должны заключить, что если смерти солдат Красной Армии в 1945 г. и могут рассматриваться как жертвы, то не Богу, но дьяволу. Не следует понимать эту мысль лишь фигурально. Протоиерей Лев Лебедев говорит о кровожадности коммунизма – фактически, самого кровавого движения в мировой истории [23] – как имеющей дьяволопоклонническую сущность: "Проливаемая ею кровь — всегда ритуальная, это жертва бесам. Св. Иоанн Златоуст писал: "Таков обычай у демонов, когда воздают им человеки Божеское поклонение вонею и дымом крови, тогда они, подобно кровожадным и ненасытным псам, пребывают в тех местах для питания и наслаждения". От таких кровавых жертв и получают сатанисты те демонские энергии (силы), которые им так нужны в борьбе за власть или ради её сохранения. Здесь именно отгадка странной кровожадности всех без исключения революций и всего режима большевиков от 1917 до 1953 гг." [24].
Сравнение коммунизма, будто бы строго "научного" или атеистического мировоззрения, с демонослужением может показаться странным на первый взгляд. Но более глубокое изучение истории коммунистического движения подтверждает это заключение. Невероятная ненависть коммунистов к Богу и христиан и ко всему человечеству в целом, может быть объяснена только одержимостью или, точнее, бессознательным желанием приносить кровавые жертвы дьяволу, который был, говоря словами Христа, "человекоубийца от начала" (Иоан. 8, 44). Невозможно исключить возможность, что в некоторых случаях они точно знали, кому они приносят жертву. К тому же многие лидеры большевизма вышли из среды талмудического иудаизма и, вступив в партию, сознательно продолжили восстание против Бога своих отцов… 
Это можно видеть из предсмертного признания Янкеля Юровского, убийцы Царя: "наша семья страдала меньше от постоянного недоедания, чем от религиозного фанатизма моего отца… На праздники и обычные дни детей заставляли молиться, и не удивительно, что моим первым активным протестом был протест против религиозных и национальных традиций. Я возненавидел Бога и молитву так же, как ненавидел бедность и господ…" [25]. Он ненавидел Бога и отказался верить в Него? Или, возможно, он перенес свою верность на Его величайшего противника – дьявола? Мы не знаем ответа на эти вопросы. Но мы знаем, что Царь и его семья были убиты ритуальным способом. Странные каббалистические символы были найдены на стенах дома, где произошло убийство. Их расшифровка гласит: "Здесь, по приказу тайных сил, Царь был принесен в жертву для разрушения государства. О сем извещаются все народы " [26].
Второй пример. Бывший семинарист Сталин сказал Черчиллю: "Может быть, Бог поможет вам". Черчилль ответил: "Бог, конечно, на нашей стороне". Сталин сказал на это: "А дьявол, естественно, на моей, и благодаря нашим совместным усилиям мы победим врага" [27]. Он пошутил, конечно…
Но неужели не было ничего, что искупило "победу" 1945 г. - эту вакханалию зла? Ответ на этот вопрос мы находим в Откровении: "И когда Он снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели. И возопили они громким голосом, говоря: доколе, Владыка Святый и Истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу? И даны были каждому из них одежды белые, и сказано им, чтобы они успокоились еще на малое время, пока и сотрудники их и братья их, которые будут убиты, как и они, дополнят число" (Откр. 6, 9-11). Другими словами, подвиг Святых Новомучеников Российских, отвергших советскую власть, и был искуплением ужасного триумфа зла в 1945 г.
Конечно, ни один человек не может искупить грехов другого – и не меньшим лжеучением, чем ересь патриарха Кирилла, является ее следствие, что люди могут искупить грехи независимо от Искупителя. Как говорит Давид: "Человек никак не искупит брата своего и не даст Богу выкупа за него: дорога цена искупления души их, и не будет того вовек, чтобы остался кто жить навсегда и не увидел могилы" (Пс. 48, 7-8). Ни величайшие святые, ни тем более безбожники и насильники Красной Армии не могут искупить ничьих грехов. Только один Господь Иисус Христос есть Искупитель, только Он, принесший совершенную искупительную Жертву за грехи целого мира.
И только Он – Победитель. Истинный победитель – не тот, кто убивает людей и завоевывает царства, принося жертвы дьяволу, ненавистнику человечества и "князю мира сего", но Он, Который благодаря совершенной Жертве Самого Себя Богу, разрушил власть дьявола, освободив человечество от смерти. 
Тем не менее, про святых и мучеников можно истинно сказать, что они участвуют в искупительной Жертве и Победе Христа, потому что своими страданиями они "восполнили недостаток в плоти скорбей Христовых" (Кол. 1, 24). Они предложили самих себя как жертвы всесожжения Спасителю, и их жертвы не были напрасны, но принесли окончательную победу Христа над большевизмом.
И где же остается патриарх Кирилл с его прославлением "искупительной жертвы", принесенной сатанистами-большевиками? Митрополит Анастасий, первоиерарх Русской Зарубежной Церкви, в своем ответе на описание патриархом Алексием Сталина как "богоизбранного вождя, который привел нашу родину к процветанию и славе", замечательно написал по этому поводу: "Кто может со спокойным сердцем слышать эту постыдную лживую похвалу, где человекоугодничество граничит уже с богохульством. В самом деле, — можно ли допустить, чтобы человек, обагренный кровью с головы до ног, покрытый преступлениями, как проказой и глубоко отравленный ядом безбожия, мог быть назван "избранником Господним", предназначенным вести нашу Родину к благоденствию и славе? Не значит ли это возводить клевету и хулу на Самого Бога Всевышнего, Который в таком случае являлся бы ответственным за все зло, которое творится уже много лет на нашей земле большевистской властью, возглавляемой Сталиным? Атомная бомба и все другие разрушительные средства, изобретенные нынешней техникой, поистине менее опасны, чем нравственное разложение, какое вносят в русскую душу своим примером высшие представители гражданской и церковной власти. Разложение атома приносит с собой только физическое опустошение и разрушение, а растление ума, сердца и воли влечет за собою духовную смерть целого народа, после которой нет воскресения" [29].
И все же воскресение Святой Руси возможно. Но оно придет только, когда весь народ покается, отвергнет сатанинскую победу 1945 г., анафематствует "патриарха" Кирилла и всех, кто вместе с ним восхваляет ее, и вернется к истинному знанию, что есть только один Победитель смерти и ада, Господь Иисус Христос. И каждый, кто раскается, принесет тем самым свою истинную жертву против ложных жертв большевиков. Как говорил старец Аристоклий, "надо каяться в грехах и бояться творить и малейший грех, а стараться творить добро, хотя бы самое малое. Ведь и крыло мухи имеет вес…, а у Бога весы точные. И когда и малейшее на чаше добра перевесит, тогда и явит Бог милость Свою над Россией…"
[1] Богословие победы // Наша страна, №2891, 2010.
[2] П. Курочкин, Эволюция современного русского православия, М., 1971 г., стр. 81, 82. 
[3] ЖМП, 1967, цит. по "Православная жизнь", №110, 1968, стр. 25. 
[4] Г. Граббе, Догмат о Церкви в современном мире (доклад 3-му Всезарубежному собору), 1974.
[5] В. Чикин, А. Проханов, Религия Победы: Беседа // Завтра, №32 (297), 1999, стр. 2. 
[6] Ю. Крупнов, Победа – это пасха.
[7] Д. Дудко, Мысли священника о Сталине.
[8] Богословие победы, op. cit.
[9] Документ комиссии при Президенте России по реабилитации жертв политических репрессий, 5 января 1996 г.; Service Orthodoxe de Presse, № 204, 1996, p. 15. Согласно другому источнику, с октября 1917 г. по июнь 1941 г., было убито 134,000 священников, большинство из которых (80,000) – в период с 1928 по 1940 гг. ("Наша страна" – конечно же не Ваша").
[10] А. Кузнецов, О советско-германской войне. А. Солдатов пишет: "память "власовцев" дорога для многих чад Русской Церкви Заграницей (РПЦЗ)… На мемориальном кладбище РПЦЗ в Ново-Дивеево около Нью-Йорка установлен обелиск, посвященный памяти всех солдат и офицеров Русской Освободительной Армии, которые отдали свою жизнь "во имя идеи свободы России от коммунизма и фашизма" (Радости Пасхи и скорбь Победы // Московские новости и Вертоград, №520 (2005)).
[11] Монах Епифаний (Чернов), Церковь Катакомбная на Земле Российской.
[12] A. Solzhenitsyn, The Mortal Danger, London: The Bodley Head, 1980, pp. 39-40.
[13] А. Красиков, Третий Рим и большевики // Л. Воронцова, А. Пчелинцев, С. Филатов. Религия и права человека, М., 1996, стр. 203.
[14] R. Evans, The Third Reich at War, London: Penguin Books, 2009, pp. 710-711.
[15] А. Солдатов, op. cit. 
[16] В. Шумило, Советский режим и "советская Церковь" в 40-е-50-е годы XX столетия.
[17] A. Yakovlev, A Century of Russian Violence in Soviet Russia, Yale University Press, 2003.
[18] М. Ардов, Не вовлекаться в Великую Победу // Вертоград, 18 мая 2005 г. 
[19] В. Шумило, op. cit.
[20] И. Андреев (Андреевский), Катакомбная Церковь в Советской России.
[21] М. Шкаровский, Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве, М., 2005, стр. 205.
[22] Е. Lucas, The New Cold War, London: Bloomsbury, 2008, p. 102.
[23] "С громадным числом жертв, которое оценивается между 85 и 100 миллионами… история коммунизма представляет собой самый колоссальный пример политического убийства в истории…" (M. Malia, in S. Courtois, N. Werth, J.-L. Panné, A. Packowski, K. Bartošek, J.-L. Margolin, The Black Book of Communism, London: Harvard University Press, 1999, p. x).
[24] Л. Лебедев, Великороссия, СПб, 1999, стр. 429.
[25] E. Radzinsky, The Last Tsar, London: Arrow, 1993, p. 177.
[26] См. Н. Козлов, Крестный путь, М., 1993 г.; М. Орлов, Екатеринбургская Голгофа // Колокол, №5, 1990, стр. 37-55; Князь Ф. Юсупов, Воспоминания, М., 1998, стр. 249; Л. Лебедев, op. cit., стр. 519.
[27] J. Fenby, Alliance, London: Pocket Books, 2006, p. 152; cf. p. 65.
[28] И. Андреев, Благодатна ли советская церковь?, 1948 г.

Перевод с английского. http://www.portal-credo.ru/site/?act=lib&id=2954, 21-го мая, 2011 г.


‹‹ Back to All Articles
Site Created by The Marvellous Media Company