ДИАЛОГ ПРАВОСЛАВНОГО ХРИСТИАНИНА С МАНИХЕЕМ О БРАКЕ (in Russian)

Written by Vladimir Moss

ДИАЛОГ ПРАВОСЛАВНОГО ХРИСТИАНИНА С МАНИХЕЕМ О БРАКЕ

Владимир Мосс

I. Любовь и Похоть

Православный. Отче, я хочу чтобы Вы были первым кто узнал эту новость! Я хочу жениться!

Манихей. На самом деле? Спаси и сохрани Вас Бог!

Православный. Спасибо ... A Вы не собираетесь меня поздравить?

Манихей. С чем?

Православный. Ну... обычно людей поздравляют когда они женятся и желают им счастья.

Манихей. «Обычно» - не всегда одно и тоже что правильно.

Православный. Но Церковь все же радуется и молится о счастье пары, которая должна бракосочетаться. «И да прийдет на них радость», говорит священник в брачной службе, «какую имела блаженная Елена, когда обрела честной Крест». Разве как священник Вы не желаете мне этого счастья?

Манихей. Как священник я желаю Вам счастья креста, точно так, как сказано в молитве. Крестное счастье - это счастье Святого Духа, которое приходит через воздержание, самоотречение и распятие страстей и похотей плоти.

Православный. И Вы не видите никакой возможности такого счастья и самоотречения в браке? Ведь «Святые Мученики» поются во время этой службы.

Манихей. Нет, не вижу, если брак просто состояние в котором наслаждаются похотью плоти.

Православный. И это все что Вы в этом видите? Вы не видете никакого добра в браке?

Манихей. Нет. Я вижу добро в рождении детей, «если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием» (I Тим. 2.15), как говорит апостол. И я вижу добро в предотвращении внебрачной связи (I Кор. 7.2). Однако, это по существу критерии Ветхого Завета. Земля уже перенаселена людьми; Мессия уже рожден, так что Еврейская надежда стать Его предками уже сбылась и потеряла свое значение; наше внимание должно быть скорее направлено на обращение людей к вере чем на рождение их большего количества. И в Церкви Нового Завета мы имеем новый идеал, идеал девственности: «то хорошо человеку, не касаться женщины» (I Кор. 7.1). И новую благодать - жить этим идеалом.

Православный. Не хотите ли Вы сказать что христиане живущие в браке не живут по благодати Нового Завета?

Манихей. Да, это так.

Православный. Вы удивляете меня, Отец! Скажите, полагаете ли Вы, что Апостол Петр был христианином?

Манихей. Я знаю, Вы собираетесь сказать что он был женат. Но после того как он стал Апостолом они жили с женой как брат и сестра.

Православный. Да, но он не был обязан так поступать. Апостол Павел писал с иронией: «или не имеем власти иметь спутницею сестру жену, как и прочие Апостолы и братья Господни, и Кифа?» (1 Кор. 9.5). Ирония этих слов указывает на то, что ему, хотя он и Апостол и облечен высшим служением в Церкви Христовой, конечно же не запрещено иметь жену. Это было вполне совместимо с его исполненным благодати служением Церкви Нового Завета. Верно конечно, что он не имел жены, «ибо все мне дозволено, но не все полезно» (1 Кор. 7.12; ср. 10.23). Но он мог ее иметь. И нет никаких признаков, что для Апостола Павла, полемизировавшего больше других Апостолов с теми, кто хотел смешивать благодать Нового Завета и закон Ветхого, пребывание в браке было несовместимо с жизнью по благодати.

Манихей. Есть много вещей, которые были хороши во временах Ветхого Завета, но которые были отменены в Новом: обрезание, субботы …

Православный. И брак?

Манихей. Брак не был отменен, но это таинство Ветхого Завета, и уместен только для тех кто живет согласно Закону. Для тех же, кто живет по благодати Нового Завета это греховно.

Православный. Но это ересь манихейства. Святитель Иоанн Златоуст говорит, что пророческие слова Ап. Павла были направлены именно против манихейства: «Дух же ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским, чрез лицемерие лжесловесников, сожженных в совести своей, запрещающих вступать в брак и употреблять в пищу то, что Бог сотворил, дабы верные и познавшие истину вкушали с благодарением. Ибо всякое творение Божие хорошо, и ничто не предосудительно, если принимаем с благодарением.» (1 Тим. 4.1-4).

Манихейство и связанные с ним учения - бесовские, объясняет свт. Иоанн Златоуст, поскольку они называют злом такие вещи, как брак и некоторые роды пищи, которые, на самом деле, не являются злом сами по себе, но только если употребляются неумеренно. Ибо «все хорошее сотворено для употребления». «Но если оно хорошо, то зачем еще надо его «освящать словом Божиим и молитвами»? Не потому ли, что оно нечисто его надо освящать? Нет, здесь он говорит тем, кто думал именно таким образом, поэтому он и утверждает две вещи, во-первых, что ни одна тварь Божия не нечиста, а во-вторых, если она и стала таковой, имеется возможность это исправить: запечатлей ее [знаком креста], возблагодари и прославь Бога, и вся нечистота исчезнет.»[1]

Манихей. Я надеюсь, что Вы не обвиняете меня в ереси!

Православный. Нет, если Вы согласны с Православным учением о браке … Но позвольте мне спросить - что, по-вашему, является целью брака?

Манихей. Цель христианского брака это исцеление от желания вести супружескую жизнь.

Православный. Совершенно парадоксальная цель! Пожалуйста объясните.

Манихей. С удовольствием, и запоминайте мои слова тщательно… Я сказал, следуя Апостолу, что идеал - это девственность и воздержание. Но если – пока – христианин не может (или не хочет) воздерживаться, то ему необходимо в качестве некоторой епитимьи нести тяготу рождения и воспитания детей. Если же он не хочет иметь детей, то он должен воздерживаться от супружеской жизни. Другого пути просто нет. Если же он не хочет иметь детей, а супружескую жизнь иметь хочет, то это уже просто блуд, хотя и в браке, как выразился мой многоуважаемый друг, патролог отец Г., – «блуд под венцом». Никакого отношения к христианскому браку такая позиция не имеет. Тут уже возникают разные ухищрения с целью не допустить рождения детей как «планирование семьи» и тому подобные богопротивные вещи.

Православный. Хорошо, но я хочу детей, и ручаюсь что не буду делать ничего, чтобы предотвратить их появление.

Манихей. Я очень рад это слышать.

Православный. Так могу я считаться христианином Нового Завета?

Манихей. Да, если Вы живете с вашей женой как брат и сестра.

Православный. Но как же тогда я могу иметь детей?!

Манихей. [Смеясь] Да, это проблема …

Православный. Можете смеяться, но это не шуточный вопрос для меня! Вы представляете это так, как будто нормальная женатая жизнь несовместима с благодатью Нового Завета и поэтому с самим спасением!

Манихей. Проблема, мой дорогой друг, состоит в том, что в то время как ваше желание иметь детей весьма приемлемо, нет никакого способа, которым Вы можете удовлетворить его без потворствования желаниям плоти. А это греховно.

Православный. Скажите мне, Отец, думаете ли Вы, что Бог когда-либо приказал, чтобы мы делали что-либо греховное?

Манихей. Нет.

Православный. Хорошо, тогда, объясните мне пожалуйста следующую историю. В житии английской преп. Вульфхильды из Баркинга (+ 1000) сказано, что в течение 18 лет до зачатия Вульфхильды ее благочестивые родители, у которых уже было несколько детей, жили как брат с сестрой, чтобы всецело предать себя посту и молитве. Тем не менее, однажды ночью каждому из них три раза явился Ангел и сказал им, что они должны сойтись, чтобы родить дочку, которая станет невестой Христовой. На следующее утро каждый из них поведал другому о видении и они обнаружили, что у них обоих оно было одинаково. И они расценили его, как идущее от Бога. Так была зачата и рождена святая.[2] Здесь, согласно Вашей схеме, получается, что двое покинули благодать Нового Завета и вернулись к жизни Ветхого. Xoтя целью соединения супругов и было рождение ребенка, oни, тем ни мение, вернулись к «супружескому удовлетворению», то есть, по Вашему, к удовлетворению греховной блудной страсти, пусть и oгрaниченному. Но мог ли Бог призвать кого-либо удовлетворить греховную похоть; или вернуться от жизни по благодати, к жизни по закону? Конечно нет! Из этого следует вывод, что супружеская близость в христианском браке ни коем образом не является препятствием жизни по благодати.

Манихей. Я полагаю что в этом случае Бог использовал «икономию» ради рождения святой души.

Православный. Что Вы подразумеваете здесь под «икономией»? …

Манихей. [Пауза] Разрешение грешить ради большего добра.

Православный. Что-то вроде Иезуитского предписания, столь любимого марксистами, «цель оправдывает средства»?

Манихей. [Пауза] Э-э …

Православный. Хорошо, пока Вы думаете над ответом на этот вопрос, обратимся к эпизоду из жития, может быть самой великой святой Запада, жившей в 5 веке св. Бригитты Ирландской. «Некий человек из Келлса, которого ненавидела его жена, пришел к Бригитте за помощью. Бригитта благословила воду. Он взял ее с собой, и когда он побрызгал этой водой на жену, она стала его страстно любить.»[3]

А вот отрывок из жития преп. Колумба, Апостола Шотландии (+597): «Однажды, когда святой жил на Речренском острове, к нему пришел один человек, простого происхождения и пожаловался на жену, которая, как он сказал, так ненавидела его, что ни под каким видом не позволяла к себе подходить. Святой, услышав это, послал за женой, и, как только мог, стал укорять ее за это, говоря: «Почему, о женщина, ты решаешься отнимать плоть у самой себя, в то время, как Господь сказал: «И будут двое одна плоть»? Значит плоть твоего мужа это твоя плоть. Она ответила ему: «все, что ты не потребуешь от меня, все я сделаю, за исключением одного - ты не заставишь меня спать в одной постели с этим человеком. Я не отказываюсь делать все по дому, или, если ты прикажешь мне, отправиться далеко за море и уйти в женский монастырь.» Святой ответил: «То, что ты предлагаешь, не может быть законно сотворено, ибо ты по закону привязана к супругу, пока он жив, ибо было бы нечестиво разделить тех, кого Бог сочетал по закону.» Сразу после этого он добавил: «Сегодня же, давайте мы втроем, я, твой муж и ты, обратимся с молитвой к Господу и станем поститься.» А женщина ответила: «Я знаю, что для тебя возможно получить от Бога, если ты попросишь, то, что нам кажется трудным или даже невозможным.» Нет нужды говорить больше. Муж и жена согласились поститься в тот день вместе со святым, и следующую ночь святой провел без сна в молитве за них. На следующий день он так обратился к жене в присуствии ее мужа и сказал ей: «Женщина, готова ли ты сегодня, так же, как была готова вчера, уйти в женский монастырь?» Она ответила: «Я знаю теперь, что твоя молитва о мне была услышана Богом, ибо этого мужчину, которого я ненавидела вчера, я сегодня люблю, ибо мое сердце пременилось прошлой ночью каким-то неведомым образом от ненависти к любви.» Что еще тут сказать? С этого дня до часа смерти душа жены была тверда в любви к ее мужу, так что она уже никогда не отказывала ему в супружеских правах, использовать которые до этого не давала.»[4]

Манихей. Вы делаете из святых врачей-сексопатологов!

Православный. Врачей-любвипатологов, возможно, не врачей-сексопатологов.

Манихей. Я питаю подозрения к вашим примерам из жизни малоизвестных Британских и Ирландских святых. Я настаиваю на возвращении к Священным Писаниям и Восточным Отцам Святой Православный Церкви!

Православный. Хорошо, я не возражаю. Если Вы не согласны, что житии Западных Отцов Православный Церкви, которые умерли много столетий до того как Запад впал в ересь, - также часть Святого Предания, давайте вернемся к Священным Писаниям. Например: «если и женишься, не согрешишь» (I Кор. 7.28), и «Брак у всех да будет честен и ложе непорочно» (Евр.13.4).

Манихей. Я думаю, что Апостол подразумевал только то, что брачное ложе - не прелюбодеяние или блуд.

Православный. Святые Отцы более положительны чем Вы. В своих комментариях относительно этой цитаты, свт. Иоанн Златоуст пишет: «Брак чист».[5] Снова, Блаженный Феофилакт комментирует тот же самый стих: «во всем» он имеет ввиду «каждым способом» и «во всякое время».[6]

Манихей. Апостол знал, что большинство людей не сможет принять идеал девственности. И так как брак лучше чем блуд, он хотел поощрить брак для более слабых братьев.

Православный. Я понимаю… Таким образом брак это узаконенное разрешение грешить понемножку, чтобы избегать греха большего!

Манихей. Да, хотя я не представлял бы это так грубо…

Православный. Грубо или нет но это именно то во что Вы верите. И если Вы правы, тогда Православная Церковь ошибается в том, что относится к браку как святому таинству, и лицемерит в своих молитвах о женатой паре, поскольку в этих молитвах нет ни малейшего немека на то, что пара находится на пути к греху.

Манихей. Отец Г. говорит, что брак это таинство в том же смысле, что и таинство исповеди. Церковь в таинстве исповеди не благословяет грешить дальше, а помогает этим таинством восстановлению нарушаемого грехом единства человека с телом Христовым. Смысл венчания аналогичен: это прощает грех чувственного удовольствия, которое неизбежно присутсвует в браке.

Православный. Отец Г. - очень оригинальный богослов! Даже, может быть, слишком оригинальный. Таинство исповеди освобождает от греха после того, как он был совершен, но не прежде, и только при условии твердого решения не повторять этот грех. Таинство же брака, никак не говорит о каком либо грехе в браке, и никоем образом, а fortiori, освобождает от него. Если отец Г. был бы прав, тогда женатой паре необходимо было бы, искать прощение у Бога, каждый раз как они имели супружескею близость!

Манихей. Вы знаете, некоторые из Отцов - например, Блаженный Августин в своей работе «Добро Брака», - указал, что удовольствие близких отношений в браке греховно, но «покрывается» добрым намерением иметь детей.

Православный. [Улыбаясь] Я думал, Вы не хотели возвращаться к Западным Отцам …

Манихей. Блаженный Августин хорошо известен на Востоке.

Православный. И тот, кто, как свидетельствовал свт. Фотий Великий, не во всех отношениях отражал Предание Восточной Церкви. Насколько бы я не уважал Блаженного Августина, я не считаю, что он выражал общепринятое мнение Отцов по этому вопросу. Ведь он был в юности манихей, и следы этой доктрины, возможно, сохранились в нем, соблазняя его не принимать слова Апостола о чистоте брачного ложа в их полной простоте. Как мы уже знаем свт. Иоанн Златоуст, имел другую точку зрения.

Манихей. Хорошо! Оставляя в стороне вопрос о греховности или иначе сексуального аспекта, отрицаете ли Вы, что брак не имеет никакой ценности кроме создания детей?

Православный. Я отрицаю это и полагаю что это типично Латинская идея. Латиняне, не Кельтские Святые, чьи жизни я цитировал ранее, а те, кто впал в ересь папизма, довели идею св. Августина до ее логического конца и прекратили считать брак таинством. Согласно Римско-католическому богословию, брак это контракт, исполняемый не Богом через священника, а парой самостоятельно. Плоды такого мрачного, несакраментального взгляда на брак были несомненно дурны. Так, идея, что можно достигнуть стабильности в браке, веря в то, что средство к достижению этой цели - изначально греховно, прямо или косвенно привела к большому числу извращений, известных в истории западного христианства, таких как обязательный целибат латинских священников, «непорочное зачатие» Девы Марии Ее родителями Иоакимом и Анной, блудливое «целомудрие» трубадуров, чувственный «мистицизм» Терезы Авильской и других латинских «святых», отказ от брака у «трясунов» и других протестантских сект. Отрицание благости того, что было изначально сотворено Богом, являлось основой сексуального лицемерия викторианской эпохи, и так долго откладываемая и поэтому чрезвычайно преувеличенная реакция на это отрицание привела к полной дозволенности почти всех возможных в этой сфере грехов в ХХ веке.

Манихей. Так что же, по Вашему мнению, является положительной ценностью сексуальных отношений в браке кроме рождения детей?

Православный. Ценность брака, кроме рождения детей и постепенного подавления страсти похоти, заключается в том, что это естественное выражение любви между мужем и женой. Некий православный христианин выразил это довольно хорошо: «Телеcные отношения могут вызываться похотью, но могут вызываться любовью. Супруги вступают в телесные отношения не с целью снять перевозбуждение и утолить разбушевавшуюся плоть, а потому, что они любят друг друга, потому что они стремятся к единству. Единство, которое дают супругам брачные отношения, не сравнимо с единством в Теле Христовом, но оно несет его образ и приемлется в Церковь. Цель брака уменьшить составляющую похоти в телесных отношениях и увеличить составляющую любви»[7]. И снова: «Единство супругов, принимаемое в Церковь, освобождается в Церкви и от своей ограниченности. Любовь к супругу становится школой любви ко всем»[8].

Манихей. Вы утверждаете, что существует возможность сексуального акта без похоти?

Православный. На практике, из-за нашего падшего состояния, почти невозможно ясно отделить элементы любви и похоти в сексуальном акте, также, как почти невозможно отделить жадность от потребности организма в еде, или греховного гнева от справедливого гнева в воспитании детей и подчиненных. Абсолютная чистота недосягаема для нашего падшего состояния в любом существенном действии, а не только в брачных отношениях. Важно то, что доминирующий повод в любом специфическом акте должен быть чист.

Манихей. Если бы любовь была доминирующим поводом в браке, тогда супруги не вступали бы в сексуальные отношения.

Православный. Итак, если я понимаю Вас правильно, Вы верите что любовь не можeт быть побудительным мотивом для вступления в половые отношения, но только похоть?

Манихей. Правильно.

Православный. Это именно то, чего я боялся…, я однако верю вместе с православным христианином, процитированным выше, что «побудительным мотивом для вступления в половые отношения может быть как похоть, т.е. эгоцентрическое желание удовлетворить прихоти своей плоти при помощи партнера, так и любовь к супругу, т.е. желание единства с ним как душевного так и телесного»[9].

Фактически, я полагаю, что любовь должна быть главным поводом для вступления в супружеские отношения. Я не исключаю желание иметь детей или желание избежать внебрачной связи как сопутсвующие побудительные мотивы. Тем не менее ни один из этих мотивов не может и не должен быть основой брака без любви или вне контекста супружеской связи как акта выражения любви. Без любви, другой человек в брачных отношениях - не завершающая часть самого супруга, но только инструмент для достижения личных целей. И вот именно это и является безнравственным.

Манихей. Хорошо, что касается абстрактных принципов и общих контекстов я могу согласиться. Однако, когда мы говорим о конкретных действиях, и в особенности о сексуальном акте, тогда Вы должны признать, что здесь мы говорим просто о скотстве. Это - не любовь, а голая падшая страсть, чистая похоть.

Православный. Только это? Вы уверены? Только похоть и никакой любви?

Манихей. Какая может быть любовь, тогда все поглощено похотью в кульминационном моменте акта.

Православный. Я думаю, и в этом Вы ошибаетесь. Мне кажется, что суть сексуальных отношений между парами так же различна как и сами пары. В одних страсть может действительно доминировать до такой степени, что каждый просто использует другого как инструмент для чувственного удовлетворения - или же какой-то другой страсти (большинство изнасилований, как известно, являются фактическим выражением ненависти, а не любви или сексуальной страсти). Но у других сексуальное чувство преобразовано в нежность, в которой супруга стремится прежде всего давать, а не брать, выражать любовь, а не получать удовольствие. Так Тобит молится Богу во время своего свадебного вечера: «Ты сотворил Адама, и дал ему помощницею Еву, подпорою - жену его. От них произошел род человеческий. Ты сказал: «нехорошо быть человеку одному, сотворим помощника, подобного ему». И ныне, Господи, я беру сестру мою не для удовлетворения похоти, но поистине как жену: благоволи же помиловать меня, и дай мне состариться с нею...» (Товит. 8,6-7).

Секс может быть скотсвом тогда, когда люди хотят жить подобно животным, но может также быть и выражением любви в строго определенном случае законного, христианского брака между двумя верно любящими супругами. Cупружеская близость в браке, таинстве единой плоти - это не просто средство для достижения цели продолжения рода (хотя и это верно), и не просто снисхождение к слабости (хотя и это так), но совершенно естественное и законное проявление отношений единства как такового.

Манихей. Вы говорите о любви и единстве. И все же разве не достижимы любовь и единство без физических отношений? Разве любовь и единство Церкви не являются не физическим единством? И не является ли это, как Вы только что подтвердили, выше чем любовь и единство женатой пары?

Православный. Конечно. Но физический элемент есть и в любви и единстве Церкви – это причастие всех членов Церкви в Тела и Крови Христовой.

Манихей. Нет никакого физического удовольствия в отношениях между членами Церкви (вне брака), и, конечно же, в причастии.

Православный. Я думаю, что присутствие или отсутствие удовольствия не имеет отношения к нашему обсуждению. Любовь это добро, а похоть это зло. Удовольствие же как таковое ни является ни добром ни злом. Все зависит от контекста, в котором оно испытано, от мотивов и целей индивидуума. Есть духовное удовольствие, интеллектуальное удовольствие, эстетическое удовольствие и физическое удовольствие....

Манихей. Я мог бы согласиться, что не было бы никакого греха в сексуальных отношениях, если бы в них также не было никакого удовольствия.

Православный. Значит по-вашему удовольствие это грех и даже сущность греха! И единственно счастливый, т.е. безгрешный это брак в котором нет никакого удовольствия вообще!

Манихей. Вы должны помнить что, согласно преп. Максиму Исповеднику удовольствие и боль вошли в мир в результате падения.

Православный. Но это не означает, что удовольствие (или боль) является обязательно греховным. Тaк cвт. Фотий Великий ясно говорит, что сексуальное наслаждение в браке – «законно», в то же время, объясняя почему не должно было быть ни удовольствия, ни боли во время рождения Христа: «Было необходимо, чтобы Мать была приготовлена здесь на земле для Творца ради нового творения падшего человечества, и Она должна была быть Девой, поскольку, подобно тому, как первый человек был сотворен из девственной земли, также и новое творение должно было произойти из девственного чрева, и преходящего наслаждения (даже законного) не должно было быть в рождении Творца, ибо тот, ради освобождения которгого Господь соблаговолил родиться, стал жертвой наслаждения...»[10].

И преп. Иоанн Дамаскин разделяет удовольствия на три категории: (1) естественные и необходимые, (2) естественные и излишние и, (3) противоестественные и излишние. «Некоторые удовольствия истинные, другие ложные. Так, исключительно интелектуальные удовольствия состоят в знании и раздумии, в то время как телесные удовольствия зависят от ощущения. Далее, из телесных удовольствий некоторые являются как естественными так и необходимыми и при отсутсвии которых жизнь не возможна. Например, удовольствие от хорошей пищи, которая восполняет истощение и удовольствие от необходимой одежды которая согревает. Другие – естественные, но излишние, такие как удовольствие естественных и законных половых сношений (греч. ai kata fusin kai kata nomon mixeiV). Хотя функция которую они выполняют это обеспечить постоянство расы в целом, все же возможно прожить девственную жизнь без них. Некоторые, однако, не являются ни естественными ни необходимыми, такие как пъянство, похоть (lagneia) и обжорство. Поскольку они не вносят вклада ни в поддержание нашей собственной жизни ни в продолжение расы, но скорее даже наоборот являются помехой. Таким образом, тот кто желал бы жить жизнью приемлемой для Бога должен искать тех удовольствий, которые являются как естесвенными так и необходимыми: и должен поставить на второе место те, которые естественные но излишние, и наслаждаться ими только в надлежащее время и надлежащим образом и в надлежащей мере; в то же время отречься от всех других.»

«Те удовольствия следует рассматривать хорошими, которые не связаны с болью и не приносят причины для раскаяния и не приводят к другому вреду и держатся в пределах умеренности и не отвлекают нас от серьёзных занятий, не делают из нас рабов.»[11]

Важной здесь являеться последняя фраза: «не делают из нас рабов». Почти все Отцы согласны в том, что наслаждение само по себе не является грешным, хотя порочный круг человеческого порабощения наслаждением, ведущим к боли и смерти, несомненно является грешным. Грех состоит, скорее, в порабощении наслаждением, чем в самом наслаждении. Как говорит Апостол: «все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор. 6.12).

Манихей. Хорошо, я согласен. Но Вы должны также согласиться, что чем меньше Вы наслаждаетесь удовольствием, тем меньше Вы порабощены ним.

Православный. Вообще, да; поскольку наша вера - аскетическая вера, в которой самоотречение является нормой. Однако, мы никогда не должны путать цель со средством: цель - духовная свобода, а одно из средств для достижения этой цели - самоотречение. Но отсутствие удовольствия само по себе не является ни добром ни злом, и не может рассматриваться критерием духовности, поскольку, как писал Епископ Феофан Затворник: «Не имеет значения насколько кто либо духовен, он не может не отдать интеллектуальности и чувственности их законную сферу; он поддерживает только немногое из них, в подчинении духу. Позвольте интеллектуальности не быть слишком широкой (в научных знаниях, искусстве и других предметах), и позвольте чувственности быть твердо ограниченной - тогда он - реальный, цельный человек».[12] Ибо, как пишет Новосвященномученик Иоанн (Стеблин-Каменский), «христианин не чужд земных радостей, напротив, он их воспринимает в гораздо большей степени, чем неверующий человек, потому что верит, что они ему даны не случайно, и радость того или оного житейского переживания соединяется у него с духовным переживанием беспредельной благодарности Ведуещему наши нужды. Христианин не чужд земных радостей, но не ставит их целью своей жизни, не борется за них с ближними, не ищет их, поэтому он их получает «чистыми» и они не омрачают его духа.»[13]

Но также, здесь многое зависит и от самого индивидуума: мера удовольствия, которая является вредной для одного человека, не может причинить никакой вред другому. Иногда можно наслаждаться некоторым невинным удовольствием, например, во дни церковных праздников, когда нет поста и умеренное удовольствие тела вносит вклад в радость души в соответствии со словом: «и вино веселит сердце человека» (Псалом 103.16).

Манихей. Но это - только уступка слабости. Некоторые из отшельников постились круглый год.

Православный. Преп. Антоний Великий говорил, что даже отшельники должны отдыхать время от времени.

Манихей. Но отдых для отшельников не заходил так далеко как бракосочетание.

Православный. Конечно нет! Но православные отшельники не ненавидят брак так, как это делаете Вы. Каноны Гангрского Собора анафематствовали тех, кто ненавидят брак.

Манихей. Я имею мое личное мнение о Гангрскм Соборе. Cоборные правила - это документ юридический, и поэтому оставлять слишком большой произвол для их толкования всегда опасно. Из буквального смысла правил могло создасться впечатление о равночестности брака и девства.

Православный. Личные мнения, которые противоречат мнению Церкви, не должны выражаться публично. Церковь принимает Каноны Гангрского Собора, Вы, очевидно, этого не делаете. В любом случае, мы не нуждаемся в свидетельстве отшельников и Соборов, когда мы имеем однозначное свидетельство самой высокой власти. Господь Иисус Христос, Кто - совершенный человек и совершенный Бог, прибыл на брачный пир в Кане и превратил воду в вино. Он фактически увеличил удовольствие и радость свадебного банкета. Был Он не прав?

Манихей. Нет, конечно, но...

Православный. Он не только был прав, но и продемострировал таким образом наиболее важную правду о браке: что Он пришел не отрицать удовольствия и радость брака, но наполнить их «трезвым опьянением» Святого Духа, как указывает свт. Гауденций, Епископ Бресшии.[14] Поскольку подарок Святого Духа, данный в таинстве Христианского брака как очищает удовольствие так и возвышает радость женатой пары. Таким образом священник в венчальной службе просит чтобы они имели «единомыслие душ и телес: возвыси их подобно кедрам ливанским, подобно роскошной виноградной лозе. Даруй им полные колосья пшеницы; что бы имея достаток во всем, они изобиловали на всякое дело благое и Тебе благоугодное. И да узрят сыны сынов своих детей, подобно новонасаженным маслинам вокруг трапезы их…» Так что я повторюсь: Любовь - добро, а похоть - зло. Но удовольствие не добро, ни зло. Вы согласны?

Манихей. Да, я согласен.

Православный. Так с вашего разрешения я хотел бы вернуться к наболее важной темой, теме любви и единства, к аналогии любви и единства, которые правят в Церкви и любви и единства, которые правят в «малой церкови», как свт. Иоанн Златоуст называет христианский брак.[15] Женатая пара формирует одно целое через духовные и физические отношения, освященные благодатью Бога. Этот союз затем вступает в более широкий и глубокий союз Церкви, который являеться как основанием так и печатью их брачного единства. Основанием, потому что истинное единство в браке не возможно без единства в Христе и каноны Церкви позволяют только Православным супругам быть женатым в Православной Церкви. Печатью, потому что без постоянного причастия во Христе их собственный союз развалился бы, по этой причине брак в ранней Церкви составлял часть Божественной Литургии, в которой оба супруга причащались Тела и Крови Христовой.

Манихей. Я должен иметь подтверждение из Святых Отцов этого вашего взгляда.

Православный. И Вы это получите. Вот что пишет свт. Кирилл Александрийский: «В пример и образ нераздельной любви, согласия и единства, мыслимого в единодушии, Христос, взяв существенное единство, какое Отец имеет с Ним, а Он со Своей стороны с Отцом, - желает объединиться некоторым образом и нам друг с другом, очевидно, так же, как Святая и Единосущная Троица, так что одним мыслится все тело Церкви, восходящей во Христе чрез соитие и соединение двух народов в состав нового совершенного. Образ божественного единства и существенное тождество Святой Троицы, как и совершеннейшее взаимопроникновение, должно находить отражение в единении и единомыслии и единодушии верующих». Св. Кирилл показывает и «природное единство, коим мы друг с другом и все с Богом связываемся, быть может, не без единства телесного».[16]

Манихей. Однако, мне кажется, что Вы преувеличиваете элемент физического союза в браке, как будто бы именно он, а не духовный союз составляют брак.

Православный. Но именно физический союз составляет брак. Не сам ли Бог определяет брак таким образом, говоря, что «Так что они уже не двое, но одна плоть» (Мф. 19, 6)? И именно поэтому единственная причина, по которой Он разрешает развод это прелюбодеяние (Мф. 5, 32); поскольку именно прелюбодеяние уничтожает отношения «одна плоть» через соединение плоти одного из супругов с третьим лицом.[17]

Здесь уместно вспомнить слова Hовосвященномученика Григория, еп. Шлиссельбургского: «и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, а одна плоть» (Мф. 19.6), то есть люди, которые уже не существуют отдельно, даже и в физическом смысле. Они стали одним физическим телом, «единой плотью». Вот что делает совершение Божией воли... Оно не только восполнило и расширило их души во взаимном смешении, оно изменило их физическую природу и из двух физических существ сотворило одно. Таково таинство брака.»[18] Таким образом, брак это не столько продолжение рода, сколько новое творение, он творит онтологические изменения в пребывающих в браке, говоря более точно, они уже не двое, но одно. И это изменение восполняет и расширяет их души».

Манихей. Я не нахожу ничего об «исполнении и расширении их душ» в Священных Писаниях. Это - сентиментальный мусор. Отцы говорят только о рождении детей и предотвращении внебрачной связи.

Православный. Это - не правда. Читайте Послание к Ефесянам Гл. 5 - чтение от Апостола, назначенного Церковью для службы брака, в котором главный акцент делается как раз на любви - которая является обязательным состоянием для исполнения и расширения наших душ. И пожалуйста будьте осторожны в отрицании слов епископа-мученика как «сентиментального мусора»…

Манихей. Хорошо. Единственная вещь на которой я настаиваю, состоит в том, что элемент похоти является неизбежным в сексуальных отношениях.

Православный. А единственная вещь, на которой я настаиваю, это то, что, когда мы говорим о любви между мужем, и женой это не эвфемизм для похоти, но - действительно любовь, и ничто другое. Как сведетельствуют истории любви всех народов, истинный любящий готов испытывать любые лишения ради любимого. Так что любовь есть действительно самопожертвование и таким образом действительно любовь, а не похоть, даже если она содержит физический элемент. В Священном Писании Бог очень часто сравнивает себя с Женихом (Осия 2.19-20; Песни Песней; Исаия 54.5, 61.10, 62.5; Иезекиль 16,8; Мф. 22.1-14, 25.1-13; Иоан. 3.29; Ефeс. 5.32; 2 Кор. 11.2; Откр.19.7, 21.2). Ибо не только сексуально проявленная любовь, освященная благодатью христианского брака, далека от того, чтобы быть «противоположностью» истинной любви, она еще и, фактически, наиболее близкий земной образ любви Бога к человеку (со стороны мужа) и человека к Богу (со стороны жены).

II. Адам и Ева

Манихей. Хорошо. Но я думаю, что мы можем подойти к этому вопросу с другой точки зрения, точки зрения первоначального создания. Если я смогу доказать Вам, что Адам и Ева не имели никаких сексуальных отношений в Раю, согласитесь ли Вы, что сексуальные отношения принадлежат исключительно падению?

Православный. Позвольте мне сначала взглянуть на ваши доказательства.

Манихей. Святые Отцы объясняют, что сексуальные отношения появились только после падения, и были результатом этого падения. Таким образом свт. Григорий Нисский пишет, что различия между мужчиной и женщиной были созданы Богом в предвидении падения. Итак преп. Иоанн Лествичник говорит, «если бы [Адам] не был поборот своим желудком, он никогда не узнал бы что такое жена.»[19]

Православный. Здесь есть два вопроса. Во-первых, сущность и цель дифференцирования полов. И, во-вторых, характер сексуальных отношений наших первых прародителей, если таковые существовали, перед падением.

Я бы согласился, что таких сексуальных отношений, какими мы их знаем, в Раю не было. Но муж и жена сотворены с самого начала, еще прежде падения так, что они естественным, негрешным образом нуждались друг в друге.

Манихей. Каково ваше доказательство того утверждения?

Православный. Священные Писания. Бог сказал: «не хорошо быть человеку одному, сотворим ему помощника, соответственного ему» (Быт. 2.18). Иными словами, Адам, хотя и был безгрешным и непадшим, сам по себе, был неполон. Эта неполнота не означает, что Адаму не хватало просто какого-то разумного (не-животного) товарища, ибо в этом случае Бог послал бы ангела или другого мужчину, чтобы восполнить его неполноту. Нет, Адам нуждался в помощнике, который бы помогал ему, и который был бы похож на него, но не был бы абсолютно таким, как он.

Манихей. Очевидно, что Ева была создана, чтобы помочь Адаму в рождении детей.

Православный. Я не думаю что это была единственная причина. И на этой стадии библейского повествования об этом нет и речи. В любом случае, размножение могло происходить неполовым путем, или, как свт. Григорий Нисский предполагает, таким же способом как умножаются ангелы[20]. На самом деле, Адам нуждался в более серьезной помощи, связанной не с тем, что он не может сам производить людей, но с чем-то, что следует из неполноты его природы. Восполнение должно было быть не в физическом плане, а в плане душевном.

Это подтверждается свт. Иоанном Златоустом, который пишет: «Как величественна сила Бога, непревзойденного мастера, делающего подобие конечностей из крошечной части (ребра Адама), создающего такие великолепные чувства и сотворяющего создание полное, цельное и совершенное, способное как говорить так и дать столько утешения человеку разделяя ее существование с ним.»[21] Ибо для утешения мужчины была женщина создана. Поскольку Ап. Павел также говорит: «И не муж создан для жены, но жена для мужа» (1 Кор. 11.9).

А вот что пишет Hовоcвященномученик Патриарх Московский Тихон: «Без помощника само райское благословение для Адама не было совершенным. Наделенный даром мышления, речи и любви, первый человек искал своею мыслию другого мыслящего человека, его речь звучала одиноко и только мертвое эхо отвечало ему, его сердце, полное любви, искало другое сердце, которое было бы близким и равным ему; все его существо тосковало по другому подобному ему существу, но никого не было. Все твари видимого мира, окружавшие его, были ниже его и не могли стать ему парой, что же касается cуществ невидимого, духовного мира, то они были выше его. Тогда щедрый Бог, желая счастья человеку, удовлетворил его нужду и сотворил ему пару - жену. Но если «помощник» был нужен человеку в раю, в месте блаженства, то в еще большей степени ему нужен помощник после грехопадения в юдоли плача и скорбей. Cправедливо говорил древний мудрец: «Двоим лучше, нежели одному; ибо если упадет один, то другой поднимет товарища своего, но горе одному, когда упадет, а другого нет, который поднял бы его» (Еккл. 4.9-10). Немногие способны вынести бремя морального одиночества, это может быть достижимо только усилием, и правда «не все вмещают слово сие, но кому дано» (Мф. 19.11), что касается остальных, то «нехорошо быть человеку одному», без пары.»[22] [23]

Манихей. Но монахи и монахини живут безбрачно, хотя они имеют дело с падшей природой, которой не было у Адама.

Православный. Тут есть и в самом деле, некий парадокс: Адам, даже и непадший, нуждался в паре, в то время как монахи и монахини после грехопадения могут обходиться без нее. Но этот парадокс доказывает не мнимость нужды Адама в жене (ибо Слово Божие говорит об этом вполне определенно), но о сверхъестественном, благодатном характере девства. Ибо девство - это дар Божий, который возвышает природу человека не только выше падшего состояния, но даже выше изначального непадшего состояния Адама в раю. Этот дар столь велик, что он был явлен лишь в нескольких праведниках Ветхого Завета (пророках Илии и Иеремии, св. Иоанне Крестителе), а во всей славе просиял только в Новом Заветe.

Манихей. Хорошо. Но я хочу, чтобы Вы определили более ясно, что Вы подразумеваете под этой «потребностью», которую Адам имел в Еве. Конечно же Вы не подразумеваете сексуальную потребность?! Потребность в сексе является падшей.

Православный. Есть различие между падшей потребностью и непадшей потребностью. Падшая потребность тиранизирует; непадшая потребность не тиранизирует, и должна поэтому вообще говоря назваться не «потребностью» (так как это подразумевает некоторый недостаток свободы), но скорее «привлекательностью» или «аппетитом». Так свт. Кирилл Александрийский пишет о непадшей плоти Адама: «Она имела врожденные желания, желания пищи и продолжения рода, но эти желания не тиранизировали его ум.»[24]

Манихей. Это новая для меня идея! И мне нужно более чем одно святоотеческое доказательство, чтобы поверить этому! Вы представляете это так, как будто Адам был падшим еще до падения!

Православный. Возможно Вы имеете неправильное представление о том, что является падшим… Вот - другое святоотеческое доказательство. Свт. Григорий Палама пишет: «поскольку естественные импульсы сексуальности заметны даже у грудных младенцев, они не являются знаками падшей души, ибо етественные страсти безгрешны, они сотворены благим Богом с тем, чтобы через них мы бы шли путем добродетели.»[25] Вы удовлетворены?

Манихей. Условно. Продолжайте.

Православный. В раю, безуслoвнo, близoсть Адама и Евы имелa кaкиeo формы выражeния, но бoлee coвeршeнныe нeжeли чем «половой акт» или «платоническая любовь». Oна выражалaсь по преимуществу на психологическом уровне, хотя нет оснований предполагать, что здесь не было и физиологического элемента.[26]

Манихей. Я надеюсь Вы не говорите о сексуальном союзе!

Православный. Нет. Я уже согласился, что никаких сексуальных отношений какими мы их знаем сейчас между Адамом и Евой в Раю не было. Однако, они были одной плотью. Ибо «навел Господь Бог на Адама крепкий сон [греч. ekstasiV[27]]; и когда он уснул, взял одно из ребер его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у Адама, жену, и привел ее к Адаму» (Быт. 2.21-22). Великий сербский епископ Николай Велимирович пишет об этом событии: «Это основание и причина для таинственного влечения и союза между мужчиной и женщиной»[28] – основание заложеное, как следует отметить еще раз, в Раю.

Манихей. Я не вижу, как Велимирович мог сделать такой вывод.

Православный. Его заключение основано на том, что повествование о создании Евы из плоти Адама связано непосредственно словом «поэтому» со следующей за ним цитатой, которая на самом деле является основанием для таинства брака: «Поэтому оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей; и будут (двое) одна плоть» (Быт. 2.24). Эти слова, чей авторитет был подтвержден Самим Христом (Мф. 19.6), так же, как и Апостолом Павлом (Еф. 5.31), не оставляют сомнения, что физическое единение мужа и жены было изначальным планом Божиим для человека, поскольку не может быть другого толкования слова «прилепится».[29] В то же время, этот закон физического влечения и единения описывается Ап. Павлом как «великое таинство» (Еф. 5.31).

Манихей. Я думаю, что это - ошибка полагать закон физического влечения мужчины и женщины – «великим таинством». Св. Павел говорил о союзе между Христом и Церковью, которая является девственным союзом.

Православный. Союз между Христом и Церковью, подобно союзу между Адамом и Евой в Раю, является как девственным так и «одной-плотью», плотью, являющуюся Самим Христом, которую Он взял от Святой Девы и дает всем верующим в таинстве Евхарстии. Кроме того очевидно, что св. Павел распознавал эти два таинства - человеческого брака и союза между Христом и Церковью. Или иначе говоря: таинство человеческого брака как отображение таинства брака между Христом и Церковью. И низшее таинство получает свою святость из высшего, также, как отображение получает свою святость из прообраза. Итак, брак мужа и жены - это великое таинство, потому что он создан для того, чтобы символизировать еще большее таинство единения Христа и Церкви. Это и является объяснением феноменов сексуального различия - влечения и единения (которые, кстати, стали трудной проблемой для эволюционной биологии). Бог внедрил эрос в свое творение так, чтобы человек, размышляя над этой низшей мистерией, пришел по аналогии к более глубокому пониманию высшей мистерии Божией любви к человечеству и Его единения с нашей природой в Воплощении Сына Божия, Господа Иисуса Христа.

Но даже и само по себе влечение полов, ведущее к браку - это великая тайна. Ибо, как пишет свт. Иоанн Златоуст: «девица, которую всегда держали дома и которая никогда не видела жениха, с первого дня любит и лелеет его как свою плоть. Так же и муж, который никогда не видел ее, не имел возможности даже поговорить с ней, с первого дня предпочитает ее всем - своим друзьям, родным, даже своим родителям. Так и родители, если они лишатся своих денег по какой-либо иной причине, будут жаловаться, стонать и готовиться подавать иск в суд. Между тем, они отдают человеку, которого очень часто они даже до этого не видели, и свою дочь и большое приданое. Они радуются, когда они это делают и не считают это потерей. Когда они видят, как уводят их дочь, они не вспоминают, как она им была близка, они не жалуются, не печалятся, напротив, они благодарят. Они считают, что их молитвы услышаны, когда они видят, как их дочь уводят из их дома, вместе с большой суммой денег. Все это имел в виду Ап. Павел: как жених и невеста оставляют своих родителей и прилепляются друг к другу, и как новые отношения становятся более сильными, чем бывшая до этого близость. Он видел в этом не человеческое свершение. Сам Бог сеет эту любовь в мужчин и женщин. Именно Он заставляет делать это - и тех, кто женится и тех, кто женит - с радостью. Вот почему Павел сказал: «Это великое таинство».»[30]

Манихей. Я думаю, что Вы должны быть более осторожны о сравнении небесных вещей с вещами земными. Только самой большой икономией Бог позволяет греховным человеческим отношениям быть образами небесных тайн.

Православный. Вы можете называть это «икономией», если Вам так угодно. Но факт остается, и Святые Отцы это подтверждают. Так, другим аспектом этого таинства является то, что из единения двоих рождается третий. Один разделяется на двух, затем двое воссоединяются, чтобы образовать не только одно, и не только три, но три-в-одном! Как пишет свт. Иоанн Златоуст: «Человек оставляет своих родителей, давших ему жизнь и прилепляется к жене, и одна плоть - отец, мать и ребенок - происходят от соединения двух. Ребенок рождается из единения их семени, так что трое становятся одной плотью.»[31] Вот он пишет еще более ясно: «Они становятся одной плотью. Видишь таинство любви! Если двое не станут одним, они не смогут умножиться; они могут умножится только сокращаясь! Сколь велика сила единения! Божественная премудрость в начале разделила одну плоть на две; но Он хотел показать, что она осталась единой даже после разделения, и Он сделал так, что ни одна половина не может размножаться без другой. Теперь ты видишь, сколь велико таинство брака! От одного человека, Адама, Он сотворил Еву, потом Он соединил их двоих в одно, так чтобы их дети происходили из одного начала. Точно также и муж и жена это не двое, но одно; если он - глава, а она - плоть, как они могут быть двумя? Она была сотворена из его ребра, так что они две половинки одного организма. Бог называет ее «помощником», чтобы показать единство, и Он почитает единство мужа и жены выше единства ребенка и родителей. Отец радуется, видя своего сына или дочь вступающих в брак, так, как будто плоть его сына восполняется. Хотя он тратит столько денег, выдавая дочь замуж, он скорее сделает это, чем оставит ее незамужней, ибо в этом случае, он будет видеть ее лишенной своей плоти. Мы не самодостаточны в этой жизни. Как они становятся одной плотью? Так, как будто она была бы золотом, получающим чистейшее золото, женщина принимает семя в великом удовольствии, и в ней оно питается, хранится и очищается. Оно смешивается с ее собственной плотью и в конце концов становится ребенком! Ребенок - это мост, соединяющий мать и отца, так что трое становятся одной плотью. Вот почему Писание не говорит «они будут одной плотью», но, что они «соединятся в одну плоть», то есть в ребенка. Но, допустим, нет ребенка, разве они в этом случае остаются двумя, а не одним? Нет, их близость приводит к соединению тел, и они становятся одним, так, как будто аромат соединяется с притиранием.»[32]

Таким образом, единениe мужа и жены в браке, которое отражает единство Бога и человека в Богочеловеке, дает начало таинству отца, матери и ребенка в семье, которое, в свою очередь, отражает Святую Троицу в единстве Бога Отца, Сына и Св. Духа. Оба образа являются, можно сказать, аспектами образа Божия в человеке, ибо образ напечатлен не только на муже и жене, как индивидах, но и на их единении друг с другом и на всей человеческой семье, которая была призвана творить через это единство.[33] Так свт. Григорий Нисский пишет: «Адам не имеющий сотворенной причины и являясь нерожденным является примером и образом безпричинного Бога Отца, Вседержителя и Причины всего; в то время как Ева исходящая из Адама (но не рожденная от него) знаменует собой Ипостась Духа Святого исходящего.»[34] И преп. Анастасий Синаит пишет: «Адам являеться типом и образом Безначального Всемогущего Бога, Причины всего; сын рожденный от него знаменует образ Рожденного Сына и Слова Божия; и Ева исходящая из Адама представляет исходящую Ипостась Святого Духа. Именно поэтому Бог не вдохнул в нее дух жизни: она уже была неким типом дыхания и жизни Святого Духа.»[35]

Манихей. Вы опять за свое! Возвеличивание земной «любви» далеко за пределы того, чего она стоит!

Православный. Богословие икон влечет за собой как большую разницу между изображением и прообразом, так и их большую близость. С одной стороны, также, как, согласно Седьмому Вселенскому Собору, деревянное изображение и его прообраз имеют различную природу, так и любовь между мужем и женой и ее прообраз в любви между Христом и Церковью различны по природе – настолько, насколько небесное отлично от земного. С другой стороны, также как, согласно Седьмому Совету, благодать прообраза передается иконе из-за сходства между ними так и благодоть любви между Христом и Церковью сообщается тем, кто истинно женаты во Христе, и кто сделаны соучастниками Его Божественной природы (2 Пет. 1.4) в Крещении и Миропомазании, и в Его обоженной человеческой природы в Евхарстии.

Таким образом святость брака между двумя верующмим во Христа следует, в некотором смысле, из «брака» между каждым из супругов и Христом. Конечно, «вертикальный брак» каждого верующего с Христом выше и бесконечно более важен. Однако, «горизонтальный» брак вписывается в общую структуру без «пятна или порока» (Еф. 5.27).

В рамках такого возрения, в то время как должное предпочтение дается высшей славе девственности, никакое бесчестие не дается меньшей славе брака, но и девствующие и женатые люди, и монады и диады гармонично объединены как светлые и совершенно изваяные камни в здание Церкви, так, что они как одно тело могут быть представлены «как невеста, украшенная для мужа своего» (Отк. 21, 2).

Манихей. Однако, я думаю, что нам нужно меньшее мистики и больше реализма. Вместо спекуляций об отношениях между Адамом и Евой, и построением обширных, иллюзорных облаков «сексуальной метафизики» на этом основании, мы должны концентрироваться на реалиях нашего падшего состояния.

Православный. По моему мнению, невозможно точно определить характер нашего падения, если мы сначала не поймем, с чего мы упали. Однако, я весьма счастлив вернуться к нашему падшему состоянию, если Вы хотите. Где мы начнем?

III. Падение и Воскресение

Манихей. Со Священных Писаний, и в особенности со стиха: «И во гресех роди мя мати моя» (Псалом 50.7). Это показывает, что даже в законных сексуальных отношениях есть элемент греха.

Православный. Священные писания должны всегда интерпретироваться в контексте всего комплекса Священных Писаний, и Святых Отцов. Лучшая интерпретация на этот стих дается Иовом: «Кто родится чистым из нечистого?» (Иов 14.4). И свт. Иоанном Златоустом, кто интерпретирует этот стих, как относящийся к первоначальному греху, добавляя: «Поэтому он [Давид] не осуждает брак, так некоторые неосмотрительно предположили».[36] Таким образом, это не вопрос о том, что сексуальный акт являтся греховным сам по себе, но о том, что он является средством передачи греховной человеческой природы из поколения в поколения.

Манихей. В результате первоначального греха, все наши способности заразились грехом и стали страстными. Подчиняться страсти - грех. Поэтому, подчиняться падшей сексуальной страсти в браке, хоть и менее греховно чем вне его, но все же является грехом.

Православный. Для начала, мы должны прояснить вопрос о страстях. Есть два вида страстей, согласно Святым Отцам: невинные и греховные. Восточные Отцы делают различие между «законными» или «естественными» и «незаконными» или «противоестественными» удовольствиями и вожделениями или страстями. Естественная страсть - это импульс, который согласуется с природой, какой ее создал Бог; в то время как греховная страсть, по словам преп. Максима, «это импульс души, противоположный природе».[37] Греховные страсти - паразиты естественных: греховная страсть чревоугодия - паразитирует на естественной страсти голода, греховная страсть лени - на естественном желании дать отдых усталым членам, греховная страсть похоти - на естественной страсти полового влечения. Некоторые греховные страсти не имеют естественной параллели, например, сребролюбие, которое в этом отношении свт. Иоанн Златоуст противопоставляет сексуальной страсти.[38]

Манихей. Все это очень хорошо, но факт остается фактом - после падения, все наши способности стали падшими и страстными.

Православный. Так что, по-вашему, мы никогда не должны использовать никакие наши способности?

Манихей. Я этого не говорил.

Православный. Нет, но это следует логически из того, что Вы говорите. Я согласен, что наши способности являются падшими, но я не могу согласиться, что любое выражение наших способностей обязательно греховно. Если бы это было так, то тогда, чтобы избегать греха, мы должны были бы прекратить думать в целом, так как способность нашей души мыслить является падшей. И мы должны были бы прекратить гневаться при любых обстоятельствах, даже по поводу греха и ереси, так как способность нашей души раздражаться является падшей. И мы должны были бы воздержаться от любой сексуальной астивности, даже в браке, так как наша способность к вожделению является падшей. Но это подразумевало бы, что мы должны были бы стать подобными бревнам, без каких-либо мыслей и чувств. Это - не Христианство, а Буддизм.

Манихей. Но как может падшая способность принести непадшие плоды?

Православный. Будучи извлеченной из-под власти дьявола и помещенной под власть Святого Духа, Который может преобразить падшие импульсы души, возрождая их к прежнему, непадшему состоянию. И это сделано через молитву, пост и добрые дела, и особенно, причастие. Мы должны всегда помнить, как Архиепископ Феофан Полтавский напоминает нам, что брак это таинство, которое сообщает благодать.

Манихей. Но Христианин уничтожает свои падшие импульсы. Он не возрождает их!

Православный. Падшие импульсы должны быть распяты, чтобы возродиться снова в новой и нетленной форме. Под «распятием» я не подразумеваю здесь полное «разрушение»; поскольку источник в нашей человеческой природе, из которого эти падшие импульсы исходят, не может быть разрушен, именно потому, что это часть человеческой природы. В любом случае, уничтожение человеческой природы - своего рода уродование или кастрация, которая запрещена Церковью. Наша человеческая природа должна быть не разрушена, а преобразована, перенаправлена, возрождена. И тогда она может быть использована для добра, и с этого момента мы говорим не о падших импульсах, а о естественных.

Манихей. Тем не менее, Отцы говорят о полном искоренении страстей. Это то, что преп. Максим Исповедник, например, говорит в отношении восьми основных страстей. Только через искоренение страстей возможна бесстрастность.

Православный. Однако, тот же самый Святой Отец использует слово «страсть» в ином смысле в других местах. Таким образом он говорит о восьми злых или противоестественных страстях как являющихся болезнью двух естественных страстей - желания и гнева. Подобно противоестественным страстям, естественные страсти – «нелогичны». Но они - не «паралогические», и могут быть «логилизированы», когда ведомы Духом к Логосу, Христу, давая усердие и силу человеческому стремлению к Богу.[39]

Манихей. Вы можете представлять какие-либо еще святоотеческие доказательства в поддержку вашей точки зрения?

Православный. Могу. Например, свт. Григорий Нисский пишет, что «если мы правильно воспользуемся своим разумом и овладеем нашими эмоциями, все может преобразиться в добродетель; ибо гнев производит мужество, ненависть - oтвращение от зла, сила любви - желание истинно прекрасного».[40]

Манихей. Я не вижу, как гнев может быть преобразован в мужество.

Православный. Преп. Исайя Отшельник объясняет: «Есть среди страстей злость ума, и эта злость - согласна природе. Без гнева человек не может достичь чистоты; он должен испытывать гнев против всего, что сеется в него врагом (дьяволом).»[41] Итак гнев необходим для того, чтобы возненавидеть зло – «Гневайтесь и не согрешайте», говорит Давид (Пс. 4.5).

Манихей. И как же страсть преобразовывается в любовь к прекрасному - я подразумеваю духовно прекрасному?

Православный. Соломон говорит о Премудрости: «Я полюбил ее и взыскал от юности моей, и пожелал взять ее в невесту себе, и стал любителем (греч. erasthV) красоты ее» (Прем. 8.2). Итак, очищенная от всех противоестественных греховных элементов сексуальная страсть может помочь возлюбить благо, благо - которое воспринимается как красота. Опять же преп. Иоанн Лествичник пишет: «Видел я нечистые души, которые до неистовства пылали плотскою любовью, но потом обратились к покаянию, и вкусивши вожделения, обратили вожделение свое к Богу; и преодолевающий все опасение, они поощряли себя с жадностью на любовь к Богу. Посему и Господь о целомудренной оной блуднице не сказал что она убоялась, но что возлюбиоа много (Лук. 7,47), и удобно возмогла любовью отразить любовь.»[42] И снова: «Поведал мне некто об удивительной и высочайшей степени чистоты. Некто, увидев необыкновенную женскую красоту, весьма прославил о ней Творца, и от одного этого видения возгорел любвию к Богу и пролил источник слез. Поистине удивительное зрелище! Что иному могло быть рвом погибели, то ему сверхъестественно послужило к получению венца славы. Если такой человек в подобных случаях всегда имеет такое же чувство и делание, то он воскрес, нетленен прежде общего воскресения.»[43]

Манихей. Как по мне, то это звучит слишком похоже не Фрейдистскую идею сублимации. Или, скорее, даже худшее чем это: Вы, кажется, расцениваете сексуальные отношения как путь к познанию Бога! Как будто секс имеет какое-либо отношение ко Святой Троице! Это – гностицизм, тантризм!

Православный. Но, Отец, я цитировал из Святых Отцов!

Манихей. Это - не патрология, а сексопатрология! Это отвратительно! Это напоминает мне Парижскую школу «лирического Православия»!

Православный. Вы неправильно понимаете меня. Не сексуальные отношения, а целомудрие является обязательной предпосылкой для познания Бога, поскольку только чистые сердцем увидят Бога. Однако, пункт, который я доказывал, заключается в том, что целомудрие в браке - не отрицательное достоинство как просто отсутствие секса, а, скорее, перенаправление и возрождение сексуального желания. Это перенаправление в первую очередь прочь от всех запрещенных объектов к свой жене, и затем, в его самой высокой форме, прочь от всех материальных вещей к одному Богу.

Манихей. Я все еще нуждаюсь в большем количестве святоотеческих свидетельств этой удивительнейшей доктрины.

Православный. И Вы их получите. Рассмотрите, например, эту цитату из свт. Григория Паламы: «Ты не только сотворил страстную часть моей души всецело Твоей, но если есть искра желания в моей плоти, то она возвращается к своему источнику, и возносится и соединяется с Тобою.»[44] И еще тот же святой отец пишет: «Бесстрастие не заключается в умерщвлении страстной части души, но в переносе ее от зла к благу, и в устремлении ее энергий по направлению к божественному... Через страстную часть души, направленную к той цели, ради которой Бог создал человека, практикуются соответствующие добродетели: через пожелательную способность обретается любовь, а через раздражительную - терпение. Таким образом, не тот, кто умертвил свою страстную часть души имеет преимущество, ибо такой человек не будет иметь возможности обрести божественное состояние и правильное расположение и отношение к Богу; но скорее венец обретает тот, кто подчинил страстную часть души так, чтобы она, подчиняясь разуму, который по природе должен править, всегда была направлена к Богу, как подобает, через непрестанное памятование о Нем... Так только и можно предать Богу страстную часть души, живую и действенную, чтобы она была жертвой живою. Как Апостол сказал о наших телах: «умоляю вас, братия, милосердием Божиим, представьте тела ваши в жертву, святую, благоугодную Богу» (Рим. 12.1)[45] И снова: «Поэтому те, кто любят Добро (oi erastai twn kalwn) производят перемещение (metaqesin) этой способности а не умерщвляют ее; ...они показывают ее действующей в любви к Богу и ближнему».[46]

IV. Брак и Монашество

Манихей. Хорошо, Вы правы. Однако, брак остается земным институтом. Монашество зовет нас к более высококу таинству, которое благодатнее и превыше всех ценностей этой жизни.

Православный. Несомненно. Но мы говорим о пользе брака, а не более высоком добре монашиства. Помните: монашество не делается выше унижением брака. Как раз наоборот: монашество возвеличено, потому что оно даже лучше, чем добро брака. Поскольку, как сказал преп. Серафим Саровский: «Брак хорош, а девственность очень, очень хороша».

Манихей. Брак менее хорош, потому что имеет примесь греха.

Православный. Нет! Иначе, брачная служба была бы поводом скорее для горя, чем радости! Поскольку, как причастие может праздноваться по тому, что является неизбежно греховным? «Иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд; и звезда от звезды разница в славе.» (I Кор. 15.41). И все же они все сияют одним и тем же светом, который является чистым и непорочным в каждом. Так же и брак с монашеством. Несомненно монашество - больший свет. Но брак - также свет, в котором нет никакой темноты вообще.

Манихей. Однако, я не могу не грустить, что Вы отказались от девственного состояния, в котором Вы жили прежде, так что Вы пали - или решили пасть в будущем. Если девственность выше чем брак, переход от девственности к браку должен быть переходом от высшего к низшему, что является скорбным.

Православный. Так, согласно Вам, брачная служба должна действительно быть поводом для скорби о том, что пара, которая бракосочитается, отказывается от девственного состояния! Но пожизненная девственность - дар Божий, который дается не каждому. Если человек чувствует, что он не имеет этого дара, то хорошо что он вступит в брак скорее раньше, чем позже. И это - причина для радости, что он нашел того единственного человека с которым он может исполнить призвание, данное ему Богом.

Манихей. Но дар девственности может быть дан любому, кто об этом просит с достаточным усердием.

Православный. Нет. Сам Господь сказал: «Не все вмещают слово сие, но кому, дано» (Мф. 19.11). И св. Павел говорит: «Ибо желаю, чтобы все люди были как и я; но каждый имеет свое дарование от Бога, один так, другой иначе» (I Кор. 7.7). Дары находятся во власти дающего, а не того, кто их получает. Бог дает одному дар девственности, а другому брака, зная, какой дар подходит для характера и обстоятельств каждого, какой дар принесет больший плод в каждом. Бог призывает некоторых к монашеству а других к браку, зная, что некоторые из каждой категории окажутся достойными их призвания и дара, а другие недостойными. Он знает, что есть мудрые девы и неразумные девы и что некоторые недевствующие будут выше в Царствии Божем чем все они. Если бы все Христиане имели призвание быть девственниками и это просто зависело от усердия каждого индивидуума, тогда св. Серафим не сказали бы одной женщине, которая хотела выйти замуж что, она должна стать монахиней, а к другой, которая хотела стать монахиней, что она должна выйти замуж.

Манихей. Бог дает дар девственности тем, кто, по словам Бога, «могут это получить», то есть тем, кого Он предвидит что они не будут впадать блуд; в то время как более слабых Он ведет к браку, поскольку цель брака - предотвратить внебрачную связь (I Кор. 7.2).

Православный. Я уже согласился, что одна из целей брака состоит в том, чтобы избежать внебрачной связи. Но это только одна цель. И я думаю, что дары Бога распределены по намного более глубоким и таинственным причинам, чем просто большая или меньшая сексуальная умеренность того или иного человека. Как быть с теми из монахов, кто впал во внебрачную связь, но покаялись и позже стали святыми? Мы должны заключить, что им в действительности сначала нужно было жениться?

Манихей. Не обязательно. Возможно, все искушения женатой жизни - каждодневные заботы, забота о детях - подавила бы их рвение к Богу. Cв. Павел приводит это как одну из главных причин превосходства монашества над браком (I Кор. 7.34).

Православный. Да, действительно, это именно то, что я и хочу сказать! Фактически, я полагаю, что это - главная причина. Главная причина, почему монашество превосходит брак это то, что оно создает лучшие условия для борьбы со страстями, меньшее количество отвлечений всех сортов. Это вовсе не вопрос сексуальности, и тем более не предполагаемой "греховности" сексуальных отношений в браке.

Манихей. И все же даже женатые призываются воздержаться от сексуальных отношений если возможно. Так апостол пишет: «время уже коротко; так-что имеющие жен должны быть как не имеющие;... и пользующиеся миром сим, как не пользующиеся; ибо проходит образ мира сего.» (I Кор. 7.29,31).

Православный. Апостол говорит здесь об освобождении от материальных ценностей сего мира, а не полном сексуальном воздержании. Так свт. Григорий Палама, немедленно после цитирования этого стиха, пишет: «Это, я думаю, тяжелее выполнить чем хранить девственность. Поскольку опыт показывает, что полное воздержание легче, чем самоконтроль в еде и напитках».[47]

Манихей. Мой друг отец Г. говорит, что человек может уйти от своей жены ради воздержания, даже без ее согласия. Одна из новелл Юстиниана разрешает это.

Православный. Есть и другая новелла Юстиниана, которая говорит, что любое постановление Церкви, которое противоречит Канонам Церкви - ipso factо незаконно. Св. Каноны специально запрещают клирику «изгонять свою жену под видом благоговения» (5 Апостольское правило). «Дабы мы не были принуждены сим образом оскорбить Богом установленный, и Им в Его пришествии благословленный брак. Ибо глас Евангелия вопиет: яко Бог сочета, человек да не разлучает. И Апостол учит: брак честен, и ложе нескверно. Такожде: привязался еси жене, не ищи разрешения» (6 Вселенский Собор, Канон 13).

Манихей. Но я знаю о случаях в житиях святых, в которых святой оставлял жену без ее разрешения.

Православный. Есть исключения из каждого правила. Но правило должно все же быть нормой, и никому не дозволено отрицать норму, установленную Богом. Это утверждение прекрасно иллюстрирует недавно найденное житие монаха-мученика Нектана Хартландского (+ 500). Отец св. Нектана Брихан, был местным князем, он оставил свою жену, чтобы предаться в Ирландии аскетической жизни. После нескольких лет подвижничества он вернулся на родину, и там, найдя свою жену живой и невредимой, «хотя сам ничего такого не предполагал», он стал жить с нею и родил несколько сыновей и дочерей – «по одному ребенку за каждый год своего незаконного воздержания». Брихан признал свой грех, и сказал: «Вот, Бог покарал меня за тщетное намерение поступить против Его воли».[48] Брихан и его дети, которые все стали монахами-миссионерами на юго-западе Англии, почитаются святыми Британской Церкви - таков счастливый конец этой истории, его бы не было, если бы Брихан продолжил свое незаконное воздержание до конца жизни.

Манихей. Вы обещали больше не цитировать из жития Кельтских святых!

Православный. Да, простите меня …

Манихей. Так что давайте вернемся к настоящему Преданию … Сам Бог говорит: «Если кто приходит ко Мне, и не возненавидет отца своего и матери а притом , и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» (Лук 14.26).

Православный. Однако, Блаженный Феофилакт интерпретирует этот стих следующим образом: «Человеколюбец не учит ненавидеть человека, и Он не рекомендует покончить наши собственные жизни. Но Он желает, чтобы его истинные ученики ненавидели их собственную семью, если она удерживает его от почитания Бога и препятствует исполнению добрых дел. Если они не препятствуют нам в этих вещах, тогда Он учит нам чтить их до нашего последнего дыхания».[49]

Манихей. Однако, Вы должны признать: самый высокий уровень святости недосягаем для женатых людей.

Православный. Я могу согласиться, что женатый человек не может надеяться достигать всех венцов, по простой причине, что есть специальный венец девственности. Церковь учит, что за великий подвиг монашества следует особое вознаграждение. Как пишет архиепископ Феофан Полтавский: «с блаженством девства не может сравниться ничего, ни на небе, ни на земле ...» [50]

Манихей. Так что Вы соглашаетесь со мной …

Православный. Не совсем. Свт. Иоанн Златоуст пишет: «Пользуйся браком умеренно, и ты будешь первым в царствии небесном и вкусишь всех благ».[51] И снова: «Если кто либо женится, с такими представлениями, он будет только немного ниже монашествуещего; женатый, но немного ниже не состоящего в браке.» [52]

Манихей. Вопрос в том, что значит «умеренно»? Мой друг отец Г. утверждает, что «умеренно» значит «девственно», поскольку смысл и цель христианского брака ни в чем не отличается от цели и смысла безбрачной жизни.

Православный. Я думаю, что Вы должны уделить больше внимания фактическим словам Святых Отцов, и меньше их интерпретациям Вашим другом. Но что же в действительности говорит святитель? «Возможно, очень возможно и имеющим жен быть добродетельными, если пожелают. Каким образом? Если они, имея жен будут яко же неимущии, если не будут радоваться стяжаниям, если будут пользоваться мiром, как не пользующиеся (1 Кор. 7.29-31). Если же некоторые находили в браке препятствие, то пусть они знают, что не брак служит препятствием, а произволение, злоупотребление браком, подобно как не вино производит пианство, но злое произволение и неумение его употреблять. Пользуйся браком умеренно, и ты будешь первым в царствии небесном и вкусишь всех благ, которых да сподобимся и все мы благодатию и человеколюбием Гопода нашего Иисуса Христа».

Решающим здесь является сравнение между вином и супружеской близостью. Подобно тому, как возможно пить вино умеренно, не напиваясь, также возможны и умеренные супружеские отношения в браке, так что это не будет служить препятствием в духовной жизни. Ясно, что о совершенном воздержании от супружеской близости речи нет, в самом деле, не говорит же святитель о том, что пить вина нельзя совсем, поскольку и в малых дозах оно ведет к опьянению. Напротив, вся суть сравнения в том, что в винопитии, так же, как и в супружеских отношениях, малая, «умеренная» доза не вредна. Ибо, как пишет Златоуст, комментируя слова Ап. Павла «проданные под грех»: «Желание - это не грех, но когда оно становится недозволенным и разрывает связи законного брака и направляется даже на чужих жен, оно становится прелюбодейным, - не из-за самого желания, но из-за недостатка сдержанности».[53] Таким образом, нет доказательства того, что свт. Иоанн Златоуст имел в виду под «умеренностью» в браке совершенное воздержание.

Манихей. Хорошо. Но большинство святых были монахами.

Православный. Если Вы учитываете и всех мучеников, тогда я несколько не уверен, что монахи - большинство. Однако, я согласился бы, что наиболее известные святые, включая таких величайших как Пресвятая Богородица и св. Иоанн Креститель, были девственники или монахи. И это - ясное свидетельство общего превосходства монашества над браком как Христианской дороги жизни. Но это то, чего я никогда не оспаривал. Я оспариваю Ваше утверждение, что брак обязательно включает в себя грех из-за элемента сексуальных отношений. И что брак сам по себе препятствует человеку достич самых высоких уровней святости.

Манихей. Я думаю Вы обнаружите, что женатые святые были святыми не из-за их брака, а несмотря на него. Они либо прекращали брачные отношения, и были поэтому очищены от сексуального прегрешения, или они перенесли муку, которая очищает все грехи.

Православный. Мученица Фомаис Александрийская была замучена за свою верность мужу, с кем, насколько мы знаем, она вела нормальную супружескую жизнь. Преп. Даниил Скитский рекомендовал, чтобы монахи, страдающие от сексуальных искушений молились к ней об облегчении, что, казалось бы, указывает на то, что ее достоинство, состоит как раз в отказе уступить сексуальному греху. Ее мученическая смерть не «очистила сексуальный грех», но была кульминацией ее успешной борьбы против сексуального греха. Снова, возмите еще более яркий пример: Царь-мученик Николай и Царица-мученица Александра. Каждый, кто читал дневники этих святых, знает, что их любовь была далеко не платонической. Тем не менее, никто не скажет, что эта их любовь, будучи «падшей», была препятствием для их святости. Напротив, как пишет о. Сергий Фурманов: «Семья Царя была «иконой семьи». Святая царственная чета, основавшая счастье своей семьи на любви, которая ничем не омрачалась в течение 24 лет супружества, показывает дорогу молодым людям, которой они с молитвой к Господу должны идти, выбирая себе спутника жизни.»[54]

Манихей. Я думаю, что здесь имеется ввиду то, что брак Царя-мученика не был омрачен и тенью неверности. Я согласен, что верность в браке это достоинство, хотя и отрицательного характера.

Православный. Совсем не отрицательного. Алексей Хомяков сказал: «Для мужа его жена не одна из многих женщин, но жена; и ее супруг для нее не один из многих мужчин, но муж. Для них обоих все остальные люди не имеют пола.»[55] На мой взгляд это является высоким идеалом.

Манихей. Однако, преданность - не то же самое что и целомудрие; поскольку целомудрие обязательно подразумевает полное воздержание. Целомудрие в браке возможно только для женатых пар, которые живут как брат и сестра, подобно Адаму и Еве в Раю. Поскольку они были «женаты», и все же не имели никаких сексуальных отношений.

Православный. Как мне кажется, Вы концентрируетесь слишком много на сексуальном акте как таковом. Я уже указал, что отношения Адама и Евы в Раю были бы сексуальны, даже если это не вовлекало в сексуальный акт.

Манихей. Я доказываю то, что целомудрие в строгом смысле невозможно там, где сексуальные реакции стимулируются преднамеренно. А когда пара решает заниматься любовью, они преднамеренно стимулируют некоторые сексуальные реакции. Именно поэтому я верю что отец Г. оправдано использует термин «блуд под венцом».

Православный. В «одной-плоти» не может уже быть блуда, и сама идея «блуда под венцом» должна быть категорически отвергнута, как противоречивое выражение. Ибо русское слово для прелюбодения «блуд» преполагает идею блуждания, «блуждание похоти» (Прем. 4.12), а «блуждать» по отношению к «своей плоти» совершенно невозможно.

Манихей. Хорошо, давайте не использовать слово «блуд». Давайте говорить вместо этого «похоть». Вы можете отрицать, что похоть стимулируется в браке?

Православный. Похоть присутствует во всех падших людях – как женатых так и монахах. С одной стороны, похоти может быть больше в монашество чем браке, потому что монашествующий не имеет сексуального высвобождения, обеспечеваемого браком, и при воздержание от сексуальных действий может еще больше мучиться сексуальными мыслями и желаниями. Сам Бог сказал: «всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мф.5.28) - заповедь, которая применима, конечно, как к монашествующим так и женатым людям. В этом смысле похоть может быть больше стимулируется в монашестве, чем в браке. Откуда следуют слова апостола: «Лучше вступить в брак, нежели разжигаться» (1 Кор. 7.9). Фактически, св. Павел рекомендует предпочтение монашества браку не потому, что оно меньше стимулирует похоть, а потому, что содержит меньшее количество мирских забот (1 Кор. 7.32-33).

Таким образом оба состояния, должным образом используемые, служат уменьшению похоти и увеличению целомудрия и истинной любови. Цель их обоих - целомудрие, и целомудрие может быть достигнуто обоими. Я сравнил бы целомудрие со встречей на вершине горы. Монашество более короткий, но более трудный путь на вершину, с реальной опасностью падения в пропасть. Это требует большей борьбы с сексуальными искушениями, но может дать более быструю победу над ними и большую награду соответствующую большей борьбе. Брак это более длинный и, соответственно, более легкий путь. Однако, опасность отвлечься по пути или быть поглощенным земными заботами и поэтому отказаться от пути на вершину, является огромной.

Манихей. Однако, воздержание всегда лучше, чем наслаждение.

Православный. Не обязательно. Брак это взаимоотношение «одна-плоть», и поэтому полное воздержание противоречит его характеру и цели. Вот почему Ап. Павел говорит: «Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим» (1 Кор. 7.5).

Манихей. Но отец Г. говорит, что, согласно свт. Иоанну Златоусту, Павлово «не уклоняйтесь» является лишь смягченной для нежных ушей формой «уклоняйтесь».

Православный. Снова Ваш отец Г… Не достаточно ли ясно значение слов апостола? Почему апостол должен говорить «не уклоняйтесь» если он подразумевал «уклоняйтесь»?!

Нам надо вспоминать, что благодать брака в рамках отношений «одна-плоть» очищает и преображает страсти. Ибо брак - это не разрешенный в малых дозах грех для того, чтобы предовратить больший. Напротив, брак - это таинство, сообщающее благодать; и как таковое оно изменяет то, к чему относится, если только брак этот христианский и является частью христианской жизни как целого. Он изменяет два тела в одно, похоть в целомудрие – не сразу, конечно, а постепенно.

В этом контексте следует вспомнить слова архиепископа Феофана Полтавского: «Люди в последнее время забыли, что благодать Божия преподается в таинстве брака. Следует всегда помнить об этой благодати, возгревать ее и жить в ее духе. Тогда любовь мужа к жене и жены к мужу будет чистой, глубокой и станет для них источником радости.»[56]

Манихей. Звучит хорошо. Но Христианство - не романтизм. И мне все же, кажется, что в Вас есть доля романтизма, тенденция прославить сексуальную страсть в романтичной манере, что является настолько распространенным в нашей цивилизации.

Православный. Я так же против такого романтизма, как и Вы. За исключением того «романтизма», который может быть найден в самих Священных Писаниях.

Манихей. Что Вы имеете ввиду? Я не нахожу ничего в Священных писаниях. Именно поэтому я с подозрением отношусь к вашим цитатам из Святых Отцов. Я надеюсь, что Вы не собираетесь делать грубейшую ошибку интерпретации Песни Песен в буквальном значении! Вы знаете, Святые Отцы интерпретировали это как аллегорию вполне духовной любви души к Богу.

Православный. Я знаю. Я подразумевал другую цитату из Соломона: «Источник твой да будет благословен; и утешайся женою юности твоей, любезною ланью и прекрасною серною; груди ее да упоявают тебе во всякое время; любовью ее услаждайся постоянно» (Притч. 5.18-19).

Манихей. Я думаю, что Святые Отцы также интерпретировали бы этот проход в аллегорической форме.

Православный. Я так не думаю. Вот что написал свт. Григорий Богослов, явно обращаясь к этой цитате: «Для мужа и жены брачный венец - это дверь на засове, сохраняющая целомудрие и умеряющая желание. Это печать естественного влечения. У них есть любимый жеребенок, радующий сердце прыжками, и глоток из своего собственного источника, из которого не пьют чужие, который не истекает наружу, и не берет начало где-то извне. Целиком единые во плоти, согласные в духе по любви, они обостряют друг в друге сходное стремление к благочестию.»[57]

Манихей. Как мне кажется, согласно вашей логике, брак должен быть настолько чувственен насколько возможно!

Православный. Я никогда не говорил, что брак должен быть настолько чувственен насколько возможно. Но я полагаю, что нельзя принуждать женатую пару отказываться от наслаждения друг другом. Свт. Игнатий Богоносный пишет: «Скажите моим сестрам, чтобы они любили Господа и были довольны своими мужьями по плоти и по духу. Так же предпишите и моим братьям во имя Иисуса Христа «любить своих жен как Господь Иисус Христос любит Церковь»... Хорошо мужчинам и женщинам, вступающим в брак, делать это с благословения епископа, так чтобы брак был по Господу, а не по похоти.»[58] Здесь, очевидно, признается, что брак существует для удовлетворения определенных естественных нужд, как плоти, так и духа, но удовлетворение этих нужд происходит «не по похоти» (греч. epiqumia), а «по Господу», если это делается с благословения епископа, то есть по благодати Божией сообщаемой в таинстве брака. Таким образом, без стыдливости говорится о том, что в браке есть момент удовлетворения определенного желания, в противном случае после грехопадения мужчины и женщины стали бы искать этого удовлетворения вне брака, и тогда первая цель брака - избегание блуда, не была бы достигнута. Это не гедонизм, а реализм.

Манихей. Хорошо, я начинаю соглашаться с Вашей точкой зрения. Но я все же имею еще одно сомнение: как Вы интерпретируете Священное Писание: «Это те, кто не осквернились с женами; ибо они девственники» (Откр. 14.4)? Не подразумевает ли это, что те, кто - не девственники, осквернены?

Православный. Нет. Священные писания не могут противоречить друг другу. Мы уже видели, что Послание к Евреям 13.4, как интерпретируется Святыми Отцами, ясно указывает на то, что брак и сексуальные отношения в браке чисты. Так что цитата из Откровений, на которую Вы ссылаетесь, не может иметь значение противоречащее этому. Я думаю, что решение этой кажущейся проблемы просто. Для тех, кто дал клятву девственности сексуальные отношения с противоположным полом - осквернение, что также объясняет, почему некорые монашеские тексты говорят о браке, как об осквернении. В контексте монашеской борьбы, это совершенно понятно и правильно. Ибо, как заметил Ориген, «думать, что брачная жизнь ведет к погибели полезно, так как это побуждает стремиться к совершенству».[59] Но в более широком контексте Христианского богословия в целом, и для тех, кто не дал клятву девственности, нет никакого греха во вступлении в законный брак. Таким образом св. Григорий Богослов говорит тем кто готовится быть крещенными: «Если ты еще не сопрягся плотию, не страшись совершения, ты чист и по вступления в брак. Я на себя беру ответственность; я сочетатель, я невестоводитель. Ибо брак не бесчестен не только потому, что девство честнее его. Я буду подражать Христу, чистому Невестоводителю и Жениху, Который чудодействует на браке, и Своим присутствием составляет честь супружеству»[60]

Бывший Манихей. Хорошо. Я убежден …

Православный. Слава Богу! … Итак, Отец, Вы нас обвенчаете?

Бывший Манихей. С превеликим удовольствием!

Православный. [Улыбаясь] Вы больше не против удовольствия?

Бывший Манихей. Не этого вида удовольствия! И я должен благодарить Вас за предоставление возможности мне впервые произнести молитву брачной службы с убеждением: «Боже святый, создавый от персти человека и от ребра его воссоздавый жену и соедени ему помощника по нему, за еже тако угодно бысть Твоему величеству, не единому быти человеку на земли: Сам и ныне, Владыко, низпосли руку Твою от святого жилища Твоего и сочетай раба Твоего сего и рабу Твою сию зане от Тебе сочетается муж и жена. Соедени их в единомудрии, венчай их в плоть едину, даруй им плод чрева, благочадия восприятие.»

Алексею и Ольге при случае их свадьбы.

1/14 марта, 2002 г.



[1]Свт. Иоанн Златоуст, Беседа 12 на I Послание к Тимофею.

[2] В. Мосс, The Saints of Anglo-Saxon England, volume III, Seattle: St. Nectarios Press, 1997, p. 7.

[3] Bethu Brigte, edited by Donncha O hAodha, Dublin Institute for Advanced Studies, 1978, 45, p. 32.

[4] St. Adamnan, Life of St. Columba, II, 42.

[5] St. John Chrysostom, Homily 30 on Hebrews, P.G. 63:281 (col. 210).

[6] Blessed Theophylact, P.G. 125:756B (col. 389).

[7] Олег ВМ, «О любви. Как говорил министр-администратор», http://webforum.land.ru/mes.php? Id=2297293&fs=0&ord=1&1st=&board=12871&arhv=

[8] Oлег ВМ, “Уточнение”, http://webforum.land.ru/mes.php? Id=2315738&fs=0&ord=1&1&board=12871&1st=&arhv=

[9] Oлег ВМ, “Протокол разногласий”, http://webforum.land.ru/mes.php? Id=2308343&fs=0&ord=1&1&board=12871&1st=&arhv=

[10] Свт. Фотий, Беседы о Рождестве Богородице, 9

[11] Преп. Дамаскин, Изложение Православной Веры, II, 13.

[12] Епископ Феофан Затворник, The Spiritual Life, pp. 61-62. Обратный перевод с английского.

[13] Священномученик Иоанн, в Игумен Дамаскин (Орловский), Мученики, исповедники и подвижники благочествия Русской Правослвной Церкви ХХ столетия, Тверь: «Булат», 2000 г., т. 4, С. 247.

[14] Свт. Гауденций, Слово 8, P.L. 20. Цит. По: M.F. Toal, Patristic Homilies on the Gospels, Cork: The Mercier Press, 1955, т. I, С. 313.

[15] Свт. Иоанн Златоуст, Беседа 20 к Послании к Ефесян.

[16] Свт. Кирилл Александрийский, Толкование на Евангелие Иоанна, кн. 11, гл. 11; цит. По: Архимандрит Иларион (Троицкий), Христианства нет без Церкви, Москва, 1991 г., С. 16.

[17] Церковь признает и другие причины развода, поскольку они производят de facto то же действие на брак, что и прелюбодеяние. Так Собор Русской Церкви (1917-18 годов) допустил развод по 10 причинам, таким, как апостазия, сифилис, сумасшествие и импотенция. Economy», Living Orthodoxy, 121, January-February, 2000, С. 28).

[18] Священномученик Григорий (Лебедев), Блaгoвecтиe Святогo Евaнгeлиcтa Марка, Moсква, 1991г., С. 106.

[19] Преп. Иоанн Лествичник, Лествица: Предисловие к 15-му слову. По словам Бл. Августина (Город Божий, XIV, 26), Адам и Ева могли знать некоторую форму сексуального единства, без падшей похоти, в Раю. Однако, эта точка зрения не найдена у кого либо еще из Св. Отцов.

[20] Так св. Григорий пишет, что если бы мы не согрешили, то мы не имели бы нужды в браке для размножения; поскольку «какой бы ни был способ увеличения числа в ангельской природе… , это сработало бы и в случае человека, который был «создан немного ниже чем ангелы», для того чтобы увеличить количество людей до количества определенного его Создателем» (О Создании Человека, XVII, 2).

[21] Свт. Златоуст, Беседа 15 на Книгу Бытия , 11.

[22] "Address of the Right Reverend Tikhon", Orthodox Life, т. 37, №.4, июль-август, 1987г., СС. 3-4 (обратный перевод с английского).

[23] Профессор Панайотис Трембелас говорит об этом так: муж и жена помогают друг другу, «проявляя взаимное терпение, укрепляя один другого, гармонизируя различные черты своих характеров с тем, чтобы любить и служить друг другу, чтобы разделять общие радости и печали, поддерживать друг друга в своей немощи, подавать руку помощи, когда это необходимо, всецело отдавая себя друг другу, неся вместе жизненный крест и ответственность за семью.» (Dogmatique de l'Eglise Orthodoxe Catholique, Chevetogne, vol. III, p. 351). Ср. слова Леди Намиер: «На Востоке брак и вся семейная жизнь выглядят как нечто подобное монашеству. И там, и там, стираются острые углы человеческого характера, подобно тому, как морские волны делают гладкими прибрежные камешки, ударяя их друг об друга» (The Listener, 12 декабря, 1957г.).

[24] Свт. Кирилл, Против Юлиана, 3, P.G. 76, 637.

[25] Свт. Григорий Палама, К Ксении, P.G. 150.1043-1088.

[26] В любом случае, даже в ее падшем состоянии любовь между мужщиной и женщиной являеться настолько же, если не намного больше, психологической чем физической. См. Митрополит Антоний (Храповицкий), Confession, Jordanville, 1996г., СС. 65-66. Антон Тер-Григорян справедливо отмечает: «дело не в разделении любви на физическую (падшую) и нефизическую (не падшую). Это разделение не верно, так как все уровни и проявления любви являются «сквозными».

[27] Сергей Верховский пишет: «Сон который Бог навел на Адама на хибру называеться tandermah. Это слово означает глубокий сон, в чатсности сон в вотором видят сны (см. Бытие, 15.12). В греческом языке этот сон называеться extasis и в русском языке иступление. Таким образом состояние Адама в этом сне может быть понимаемо не как состояние полной безчувственности, но скорее как состояние внутренного сверхчувственного напряжения, в которое он был введен чтобы, так сказать, встретит свою будущую жену. Не обясняет ли это как он смог узнать ее когда увидел ее впервые?» (“The Creation of Man – the Foundation of the Family in the Light of the Book of Genesis”, St. Vladimir’s Seminary Quarterly, 1964г., т.8, №1, С.8).

[28] Велимирович, Пролог из Орхида (The Prologue from Ochrid), Birmingham: Lazarica Press, 1986г., т. IV, С. 241, 25 ноября.

[29] Свт. Златоуст, Беседа 20 на Послание к Ефесянам.

[30] Св. Златоуст, Третья Беседа о Браке; английский перевод С. П. Рот, (C.P.Roth), и Д. Андерсон (D. Anderson), St. John Chrysostom. On Marriage and Family Life, Crestwood, N.Y.: St. Vladimir's Seminary Press, 1986г., С. 95.

[31] Свт. Златоуст, Беседа 20 на Послание к Ефесянам.

[32] Свт. Златоуст, Беседа 12 на Послание к Колоссянам, английский перевод Рот и Андерсон, там же, СС. 75- 76.

[33] «Таким образом, - пишет Владимир Лосский, - таинство единства и множества в человеке отражает таинство единства и множества в Боге: точно также, как личностный принцип в Боге требует, чтобы одна природа проявлялась в различии лиц, так и в человеке, который был сотворен по образу Божию. Человеческая природа не может принадлежать монаде. Она требует не одиночества, но общения, всецелого различия в любви. Тогда божественная заповедь «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею» устанавливает определенную связь между сексуальностью и владением творения первой четой и таинственным превосхождением в Боге двоицы в Троице. Но этот райский «эрос» на столько же отличен от нашей падшей и похотливой сексуальности, на сколько царственное священство человека над творением должно было отличаться от нашего пожирания друг друга. Ибо Бог говорит определенно: «а всем зверям земным Я дал всю зелень травную в пищу». Не будем забывать, что рассказ о творении выражен в категориях падшего мира. Но ведь Падение изменило само значение слов. Сексуальность, это «умножение», которое Бог благословляет и заповедует, появляется в нашем мире, как неразрывно связанная с разделением и смертью. Это потому, что состояние человека претерпело, по крайней мере в его биологической реальности, катастрофическое изменение. Но человеческая любовь не была бы исполнена такой ностальгии по раю, если бы в ней не содержалась, какой-то внутренней уязвленностью, память о первоначальном состоянии, когда другой человек и весь мир познавались как бы изнутри, когда не было смерти...» (Лосский, «Сreation: Cosmic Order», Orthodox Theology, Crestwood, N.Y.; St. Vladimirs Seminary Press, 1978г., C. 67).

[34] Свт. Григорий Нисский, цитировано у Архимндрита Киприана (Керна), Антропология Св. Григория Паламы, Париж, 1950г., С.157.

[35] Преп. Анастасий, Об Образе и Подобии, P.G. 89, 1145BC. Цит. у о. Иоанна Мейендорфа (John Meyendorff), Catholicity and the Church, Crestwood, N.Y.: St. Vladimir's Seminary Press, 1983г., СС. 24-25.

[36] Свт. Иоанн Златоуст, Толкование на Псалом 50, M.P.G. 55:583.

[37] Преп. Максим, Первая Сотня о Любви, 35.

[38] Свт. Златоуст, Беседы на Послание к Титу, V, 2.

[39] Преп. Maксим Исповедник, О Молитве Господней, Добролюбие.

[40] Свт. Григорий Нисский, О Сотворении Человека, XVIII, 5. См. тоже свт. Григорий Богослов, цит. по: Преп. Максим Исповедник, Ambigua, P.G. 91, 1665D.

[41] Преп. Исайя, На Страже Интелекта: Двадцать-Семь Текстов, 1.

[42] Преп. Иоанн Лествичник, Лествица, Слово 5:26.

[43] Преп. Иоанн Лествичник, Лествица, Слово 15:59; cм. Слово 30:11,13.

[44] Свт. Григорий Палама, Триады, I, ii, 1.

[45] Свт. Григорий Палама, Триады, II, ii, 5.

[46] Свт. Григорий Палама, Триады, III, iii, 15.

[47] Свт. Григорий Паламаса, К Ксении.

[48] Gilbert Noble, The Saints of Cornwall, Oxford: Holywell Press, т. V, 1970г., СС. 65-66.

[49] Блаж. Феофилакт, Tолкование на Евангелие Святого Евангелиста Лука, 14.26.

[50] Архиепископ Феофан. Письма, Джорданвилл, 1976 г., С. 37.

[51] Свт. Иоанн Златоуст, Беседа 7 на Послание к Евреям, 4.

[52] Свт. Златоуст, Беседа 20 на Послание к Ефесянам.

[53] Свт. Златоуст, Беседа 13 на Послание к Римлянам, 1.

[54] Фурманов, Русский Пастырь, № 36, 2000, 1, С. 34.

[55] Хомяков, цит. в Orthodox Life (Jordanville), ноябрь-декабрь, 1983г., С. 22.

56 Архиепископ Феофан. Письма, там же, СС. 35-37.

[57] Свт. Григорий Богослов, Похвала девства, 11.263-75.

[58] Свт. Игнатий, К Поликарпу, 5.

[59] Ориген, Толкование на Иеремию, 14.4, P.G. 16:508-509; цит. По С.В. Троицкий, Христианская Философия Брака, Париж: ИМКА Пресс, с. 94.

[60] Свт. Григорий Богослов, Слово на Святое Крещение, 18.

‹‹ Back to All Articles
Site Created by The Marvellous Media Company